Вот и заканчивается первый месяц нового года. Все пенсионеры, которые заработали трудовой стаж в советское время, получив пенсию в январе, воочию убедились, что такое валоризация, о которой так долго говорили.

Схема для расчета повышения пенсии проста. Берется не вся пенсия, а только ее страховая часть. Размер этой части зависит от предыдущего заработка пенсионера. Эта сумма для всех, кто работал до 2002 года, вырастает на 10 процентов, и еще по 1 проценту от нее прибавляют за каждый год «советского» стажа (только не нужно забывать, что в «советский» стаж так и не входит служба в армии и на флоте, а это 3-4 года, учеба).

Если, например, страховая часть составляет 4 000 рублей, а «советский» стаж — 18 лет, то прибавка составит 1120 рублей. Впрочем, как выяснилось, расчеты самого пенсионера не всегда совпадают с расчетами Пенсионного фонда.

После получения «валоризованной» пенсии люди ринулись в управления Пенсионных фондов. Вот, например, в Батайске огромный холл управления был переполнен все рабочие январские дни. И только усилившиеся морозы несколько убавили поток желающих выяснить, почему им начислили меньше, чем они ожидали.

— У людей очень много вопросов, и большинство не понимают, как исчисляется размер валоризации, — поделилась с «Нашим временем» заместитель начальника управления Пенсионного фонда Батайска Ирина Бречко. — Люди приходят с претензиями: «Вот у моей соседки такой же стаж, как и у меня, а сумма валоризации — разная». Так ведь и зарплаты были разные. Начисление идет не просто от стажа, а от РАСЧЕТНОГО ПЕНСИОННОГО КАПИТАЛА. И еще существенный момент: «размер валоризации считается от страховой части пенсии» (таково расхожее суждение) — это не совсем так. У работающих пенсионеров в страховую часть входят взносы, а взносы в размер валоризации не идут. Поэтому те пенсионеры, кто работал и после 2002 года, не смогут самостоятельно рассчитать размер повышения.

Средняя прибавка по Батайску мало отличается от среднероссийской и составляет 1056 рублей. А у некоторых — всего 300 рублей. В зависимости от стажа те, кто родился до 1930 года, получили по 1341 рублю, а с 1951 года рождения — 646.

Выступая на одном из заседаний Совета Федерации, министр финансов Алексей Кудрин заявил, что ни один пенсионер не должен иметь пенсию ниже прожиточного минимума в своем регионе. Он назвал это решение государства «рывком по снижению бедности в стране».

Вторят Алексею Кудрину и в Минздравсоцразвитии, где подсчитали, что прибавка к пенсии в результате валоризации позволит довести средний размер пенсии в стране до 40 процентов от средней зарплаты.

Между тем, если перевести проценты в рубли, картина получается не очень веселая. Прибавки пенсионерам хватит только на то, чтобы осилить подорожавшие в этом году продукты, газ, электроэнергию, воду и еще ряд коммунальных услуг.

Не очень радужная картина складывается и по советским долгам. Речь идет о вкладах в еще советский Сбербанк. Как известно, президент СССР Михаил Горбачев 14 января 1991 года назначил премьер-министром Валентина Павлова. А уже 22 января по инициативе Павлова в стране произошел обмен самых крупных тогда 50- и 100-рублевых купюр. Гражданам на обмен отвели всего три дня. В сберкассы выстроились огромные очереди. А со сберкнижек людям разрешили снимать не более 500 рублей. То есть фактически вклады замораживались.

В газете «Наше время» от 11 марта прошлого года был опубликован материал «Вот тебе, бабушка, и Кудрин день!». В нем, в частности, сообщалось, что министр финансов Алексей Кудрин на заседании президиума правительства 5 марта выступил с заявлением о компенсации вкладов гражданам, которые потеряли свои сбережения в Сбербанке в 1991 году. И, в частности, сказал: «К 2011 году все вкладчики получат компенсацию в размере суммы вклада в удвоенном размере».

А в конце прошлого года на рабочей встрече с председателем правительства Владимиром Путиным он сообщил, что граждане России в возрасте 64 года и старше, чьи вклады были заморожены в 1991 году, получат в 2010 году от государства по 3 рубля на каждый рубль таких вкладов.

— Гражданам, моложе 64 лет, мы компенсируем два рубля на один рубль вклада, — сказал Кудрин.

Когда вклады принимали, не смотрели, сколько тебе лет. А сейчас получается, что если гражданину уже исполнилось 64 года и у него на книжке лежало 10 000 советских рублей, то ему вернут 30 000 российских. Остальным на 10 000 вклада — 20 000 нынешних рублей. Эта сумма еще уменьшится на предварительную компенсацию, если она была получена.

В вопросе компенсации по советским вкладам много спорного. Государственные чиновники говорят: «Тогда случился форс-мажор. Пострадали все. Теперь вот компенсируют по мере возможности. Скажите спасибо и за это».

У граждан, потерявших сбережения, — своя правда: покупательская способность тех, советских, накоплений и сегодняшней компенсации несопоставима.

Ну, хорошо. Государство у нас бедное. Давайте действовать как бы на паритетных началах. Вот у меня, к примеру, на сберкнижке было 20 000 рублей. По тем ценам это сопоставимо со стоимостью двух автомобилей ВАЗ-2103. Так что…Многоуважаемое государство, отдай одну машину мне, а вторую, уж так и быть, оставь себе.

Некоторые аналитики считают, что справедливо было бы рассчитаться по вкладам, увеличив суммы на 40-50 процентов. Так, хлеб раньше стоил 15-20 копеек, и, умножив на 40-50, получим те 8-10 рублей, которые приближаются к стоимости нынешнего батона.

Правда, рассчитывать, что государство выплатит деньги по такому курсу — 1 к 40 — не стоит. Ведь для этого нужно раздать вкладчикам около 10 триллионов рублей, а эта цифра сопоставима с объемом всего российского бюджета.

— Не мы замораживали эти вклады, но на нас сегодня лежит ответственность справедливо решить этот вопрос, — заметил Владимир Путин на встрече Алексею Кудрину.

То есть государство признает свой долг.

По телевидению нам часто показывают, как работают судебные приставы с должниками. Описывают их имущество, караулят на мероприятиях и конфискуют машины, не выпускают за рубеж…

А вот интересно: поскольку государство признает долг перед вкладчиками, могут ли судебные приставы не выпустить руководителей государства за рубеж до тех пор, пока они не рассчитаются по долгам?

Ну, президента и премьера — вряд ли.

А может быть, хотя бы министра финансов?