Он сто страниц уже написал — попробуй прочитать! — пожаловался Зюганов Миронову на теледебатах. Однако читают. Но об этом чуть позже.

Итак, новая статья Путина «Строительство справедливости. Социальная политика для России» на этот раз доверена «Комсомольской правде». Речь в ней о наших социальных проблемах, среди которых низкие зарплаты госслужащих, «недопустимо вызывающая» дифференциация доходов, жилищный вопрос и демографическая проблема.

Путин предлагает уже с 1 сентября оплату труда преподавателей государственных вузов повысить до средней по региону. А в 2013­-2018 годах заработок профессоров и преподавателей вузов должен составить 200% от среднего по экономике региона. Этот же ориентир предложен для врачей.

Еще одно важное направление ­ воссоздать рабочую аристократию: «квалифицированные рабочие должны быть включены в национальную систему профессиональных квалификаций»…

В тех регионах, где существуют негативные демографические тенденции, необходимо выплачивать семьям спецпособие при рождении третьего и последующих детей до достижения ими трехлетнего возраста. Среди первоочередных задач ­ ликвидировать очереди в детсады.

Отдельно коснулся Путин темы студенчества. По его мнению, стипендия должна увеличиться на 5 тысяч рублей в месяц.

В своей статье Путин еще раз подчеркнул, что он против повышения пенсионного возраста. Проблему можно постепенно решить за счет накопительного компонента, но главное — это забота государства. Социального государства.

Строгий наш главбух, хоть и экс­министр, Алексей Кудрин все эти и еще многие другие предложения Путина оценил, но, как и положено педанту, настойчиво просит указать источники финансирования. Кое­где направление их поисков обозначено в статье, но в остальном, видимо, придется искать. Практика показывает, что обещания руководителей редко воплощаются в полной мере, ибо далеко не все зависит от доброй воли первого, но далеко не единоличного, лица в государстве, однако тут гораздо важнее направление движения.

«Эхо Москвы» по случаю не преминуло упомянуть, что «блогеры едко высмеяли премьера, сделав подборку его ежегодных обещаний» насчет «квартирного вопроса», начиная с 1999 года. Но что вы хотите, если этот вопрос давно портит у нас не только москвичей? Видимо, Путину стоит обратить на него особое внимание. Однако у него не отнимешь неоспоримые достижения в социальной сфере, которые могут служить порукой и в дальнейшем:

«В последние годы расходы бюджетной системы на социальную сферу составляют более половины в общих бюджетных расходах. Только за последние четыре года они выросли в абсолютном выражении в 1,5 раза ­ а в доле ВВП с 21% до 27%. Ни одна из социальных гарантий не была поколеблена в условиях кризиса 2008 ­ 2009 годов. Более того, даже в этот период росла зарплата работников бюджетного сектора, увеличивались пенсии и другие социальные выплаты».

Разумеется, мы не удовлетворены. Но когда живо помнишь еще вчера гордых советских стариков, роющихся в мусорных баках (жертвы гайдаровского шока без терапии), начинаешь ценить нынешний уровень. Те, кто считает, что можно было бы сделать больше, с одной стороны, правы, конечно, но с другой — не понимают, что можно было бы и на этом обжечься. Перед глазами Греция — 20 лет назад самая счастливая страна Европы, которой пришла драматическая пора платить по кредитам: вот они, наши 90-­е — зарплаты месяцами не выплачиваются, пенсии не хватает даже на еду, безработная молодежь… И это еще только самое начало. Хорошо бы нашим максималистам иногда поглядывать на печальный опыт других.

Управлять государственным кораблем — большая ответственность. Мы даже всех рифов не видим, не говоря уж о подводных камнях, тем не менее многие корчат из себя бывалых лоцманов, указывая пальцем, как и куда плыть, и смело выбирая нового капитана — просто потому, что старый надоел. Они полагают, что капитан — это телезвезда. Видимо, так же думали и хозяева «Конкордии», остановившие выбор на экстерьерном красавце, утопившем их суперлайнер ради рисовки.

Впрочем, те, кто не пережил катастрофу СССР, могут и не понять, насколько это важно, чтобы у руля был надежный командир, а не лихой экспериментатор. Другая категория недовольных капитаном — это те, кто считает неверным сам курс. Сумма общественных векторов, которая взята Путиным за основу, понятно, не может быть идеальной для каждого из них, но она позволяет двигаться вперед в условиях относительного социального мира. А теперь взгляните на нашу оппозицию разношерстную, объединенную только одним — антипутинским накалом. Других точек соприкосновения там нет. И куда все это поплывет без старого капитана?

 Есть, конечно, альтернативы. Либеральная диктатура или коммунистический реванш, не считая разновидностей. Но что­то мне подсказывает, что консенсуса тут не будет.

«Путин находится в диалектической ловушке, когда острая потребность общества в улучшении качества жизни разбивается о выстроенную властью экономическую модель», считает первый зампред ЦК КПРФ Иван Мельников.

 Я бы не стал оперировать столь высокими категориями, если вспомнить, что национализация, например, даже целых отраслей  не исключается в современном мире при самых разных моделях. А вот то, что коммунисты считают ее панацеей, как раз настораживает. Или вот еще от Мельникова:

 «Очевидно, что свержение монополизма невозможно без удара по крупным собственникам, захватившим рынки и диктующим свои условия…»

Вот я, например, сильно сомневаюсь, что Путин в восторге от наших олигархов, но, наверное, он учитывает не только плюсы от возможного удара. И не забывает о геополитических реалиях. Надо ли снова превращать Россию в осажденную капитализмом крепость по примеру Кубы, Венесуэлы или Белоруссии? И не обойдется ли нам столь эффектная мера слишком дорого? И это еще не говоря о нарастающем в мире кризисе, в котором выиграют только те, кто сумеет сохранить стабильность.

Помните, наверное, какой резонанс в «цивилизованном мире» был от осуждения одного только Ходорковского. Политический он заключенный? Да. Хотя совершенно законно сидит за уголовные преступления, это даже Страсбургский суд не стал оспаривать. А в чем политика тогда? А в том, что сидит только он один, хотя те же статьи плачут и по другим из списка Форбс. Вопрос, почему всех не пересажали, оставим неисправимым идеалистам и циничным демагогам. А вот почему именно Ходорковский? По двум главным причинам. И собственно экономической среди них нет.

Во-­первых, кого­то из олигархов, скорее всего, пришлось бы примерно наказать, чтобы показать, что власть в стране возвращается к государству. Так уж устроены люди, что без наглядного примера редко что­нибудь понимают. А теперь, почему выбор пал на Ходорковского.

Кроме того, что он активнее прочих толстосумов лез в политику, более веской причиной стало его стремление продать крупную часть нефтяного бизнеса американским компаниям. Так что считайте, что Путин «национализировал» ЮКОС в критический момент.

И этот пример показателен. Если национализация стратегических отраслей станет необходима, то это будет сделано в нужное время и при минимальных политических издержках. Путин руководствуется не идеологией, а интересами государства.

И они, эти интересы, вовсе не бездушны, как пытаются изобразить граждане, склонные к анархии или либертарианству. В этом государстве нам жить, а потому в числе его интересов и то, чтобы жить нам лучше. Да хотя бы потому, что иначе уже никого не отговоришь от разрушительной революции.

Лидер партии «Справедливая Россия» Сергей Миронов, также баллотирующийся в президенты, скрепя сердце, положительно отозвался о новой статье Путина, заметив,  что это их идеи, «справедливороссов», но жадничать не стал, выразив удовлетворение, что они «формируют повестку дня ­ социальные преобразования, социальные реформы»…

Порукой тому, что «повестка дня» не будет сорвана, ­пробудившееся гражданское общество. Если только оно не сорвется в радикальную пропасть…