С этой недели и до боя  кремлевских курантов, который известит о приходе 2019 года, в донских охотхозяйствах  дозволена  охота на фазанов (петухов).

Установили  суточные и сезонные нормы  их отстрела – не более двух голов на одного охотника в день и не более десятка таких птиц за сезон охоты. Охотникам рекомендовали провести вакцинацию против туляремии, а так же  бешенства. Настоятельно требуют провести и вакцинацию охотничьих собак. Тут всё по-серьезному: не то что в мультяшных  охотничьих забавах Шарика  в окрестностях Простоквашино. У  позиции  Шарика в реальности, однако,  немало сторонников. Например, орнитологи и другие защитники природы, не согласные с  отстрелом  этих красивых птиц. Другое дело – такое интересное и увлекательное  времяпровождение, как фотоохота. Вот и я невольно  тянулся к фотоаппарату, когда увидел  на обочине дороги Ростов – Азов очередного фазана. Их там много. Осторожные, но не сказать чтобы трусливые. Машины пролетают, а фазаны  не улетают – клюют зерно, которым  обильно усыпана  обочина. 

ДТП с участием зерновозов на этом участке  давно не было. Трасса хорошая, без колдобин и «лежачих полицейских». Между тем дорога щедро осыпана зерном на многие километры. Фазаний рай…

Много зерна мы  увидели и на городской улице в  самом Азове, по которой все идут  и идут зерновозы с номерами различных регионов.  Дорога, которая соединяет с внешним миром одно из крупнейших предприятий региона – морпорт, здесь,  правда,  заметно хуже, чем на трассе между городами. И зерна рассыпано, как показалось,  больше, чем за околицей. 

Большегрузные машины  с прицепами между тем всё идут и идут (сейчас самое время перевозок на элеватор, железнодорожную станцию, мельницу, в порт). С бортов многих из них  зерно всё сыплется и сыплется. В кабинах многих машин – иконки. Чаще – с образом святого Николая Чудотворца, который, как считается, покровительствует в дороге,   оберегает от неожиданных препятствий. Икону взять в салон  никому не возбраняется. Но на Бога надеясь и прося  у него «Хлеб наш насущный даждь нам днесь», не мешало бы  и самим не плошать – перед погрузкой зерна заделать  элементарно щели  и дырки в кузовах и прицепах, проверить,  целы ли брезенты. Во времена   активности «комсомольских прожекторов» и  «народных контролей», нацеленных  на проверки сохранности зерна при его  перевозках,  зерна  на дорогах  было значительно меньше. 

Остались еще люди, которые помнят события, связанные с печально известным законом  о так называемых «трех колосках» – Постановлением ЦИК и СНК СССР «Об охране имущества государственных предприятий, колхозов и кооперации и укреплении общественной (социалистической) собственности».  По нему  тысячи селян в буквальном смысле за несколько колосков отправляли в места не столь отдаленные. Далеко не все вернулись обратно. 

Деформация отношения к хлебу произошла, по сути,  на памяти одного поколения.  Что фазану – рай, человеку – позор...