Вчера, 11 февраля, исполнилось 125 лет со дня рождения писателя Виталия Валентиновича Бианки. Увидев это имя в календаре памятных дат, я вспомнила разговор о Бианки с одной молоденькой библиотекаршей, которой поручили подготовить выставку его книг. Было это несколько лет назад.

Я пересеклась тогда с этой девушкой по другому поводу. Пообщались, и вдруг ее вздох – тяжкий такой. В связи с этим самым поручением и вообще писателем Бианки.

– Я бы книги этого автора подальше от детей убрала. Да и от взрослых тоже.

– Почему?

– Терпеть не могу охотников. А у него половина творчества – это прославление меткости, находчивости, выносливости охотников. Как-то мало вяжется это с воспитанием экологичного мышления.

На тот момент с именем Бианки у меня были связаны в основном детские впечатления – яркие и радостные. С привкусом волшебства. Ведь в детстве был у меня «волшебный» аппарат – диапроектор, благодаря которому на стене можно смотреть диафильмы, и один из любимых – это как раз «Первая охота» по рассказу Бианки. Только это, если помните, совсем не про охоту, а про то, как маленький щенок познавал окружающий мир и природа удивляла его своими секретами. Ну заодно и маленьких читателей или зрителей.

Высказывание девушки-библиотекаря меня заинтриговало, я стала спрашивать у других библиотекарей, что думают они о значении книг Бианки для нынешних детей.

Почти все отвечали одно и то же: у Бианки – прекрасные рассказы о природе, о животных, если не акцентировать внимание на теме охоты. Мы, мол, и не акцентируем.

Как говорится, на ловца и зверь бежит. Как раз в то время на одном из книжных развалов мне попалась на глаза книга рассказов Бианки, причем адресованная отнюдь не дошколятам, и я не смогла пройти мимо.

Там оказалось преимущественно про охоту. 

Надо сказать, что отношение к охоте и охотникам у меня неоднозначное. Один из моих родственников в молодости ходил на охоту. Я узнала об этом случайно: охотничьих баек он не травил, трофеями не похвалялся. Однажды я спросила у него, не жаль ли было ему стрелять в животных.

– Жаль, – ответил он. – Поэтому никогда не ходил на охоту ради баловства. После войны жилось трудно, вот и охотился. А потом, когда жизнь стала налаживаться, дело это бросил.

Ответ мне понравился. И, наверно, в немалой мере сформировал мое отношение к охотникам.

Если бы довелось задать подобный вопрос Виталию Валентиновичу Бианки, вряд ли бы я услышала что-то подобное. Это был убежденный охотник. Но при этом не соглашусь с теми, кто утверждает, что его охотничьи рассказы идут вразрез с нынешним курсом на воспитание экологичного мышления. Другое дело, что они не для детишек, а для вдумчивого читателя. Как минимум старшеклассника. 

Убеждена: тот, кого зацепили в юности охотничьи рассказы Бианки, не станет браконьером. Потому что в основе их – разумное отношение к природе, которое не допускает ее оскудения. Можно ведь быть и вегетарианцем, но превращать города в каменные джунгли, безжалостно вырубать рощи и леса... 

В детстве Виталий Бианки восхищался своим отцом – ученым-биологом, который знал по имени-отчеству каждую травинку. Наверно, сам он эти знания о природе даже приумножил. И щедро делился ими со своими читателями.