В Белокалитвинском районе на границе двух фермерских хозяйств «поселилась» грандиозная проблема: проселочная дорога между полями стала границей, разделившей истинно крестьянское отношение к земле и бездумное рвачество.

«SOS» подает земля

Как только наш автомобиль проехал небольшую стелу с надписью, которая гласила, что начались земли ТНВ «Титов и К», начались чудеса. Видеть необработанные участки земли мне, конечно, приходилось, но не в таком количестве. Не десятки — сотни гектаров поросли осотом, амброзией, и ветер несет на другие поля семена сорняков.

— Вот такое здесь с землей обращение,— комментирует картину Валентина Андриановна Корнюшкина, жительница хутора Грушевка, написавшая письмо в редакцию.

Ей, пенсионерке, казалось бы, до поросших сорняками полей товарищества на вере «Титов и К» и дела никакого не должно быть. Она свой земельный пай у Титова забрала и передала в товарищество на вере «Гладышев и К», расположенное по соседству. То же самое сделал и Сергей Чебураков, который у Титова когда-то агрономом работал. Так же поступили еще около двадцати пайщиков. Претензий к руководителю за годы пребывания в товариществе «Титов и К» у народа слишком много накопилось. Мало того, что он от каждого земельного пая по три гектара урезал, так еще самым непостижимым образом остались грушевцы без имущественных паев. Парочка грамотно составленных протоколов общих собраний, непонятно откуда взявшаяся доверенность, где подписи проставлены словно одной рукой, и… была собственность ТНВ — стала собственность Титова. По новому учредительному договору Титов и его сын — собственники имущества ТНВ.

Зато у соседей в хуторе Мечетном все с точностью до наоборот: в ТНВ «Гладышев и К» у всех пайщиков, с которыми Анатолий Иванович крестьянский бизнес начинал, имущественные паи не только сохранились, но и приумножились. Там постоянно что-то строится, живность разводится, какие-то планы вынашиваются, урожаи получают намного больше, чем соседи, и хозяйство хорошую перспективу развития имеет, налог земельный за пайщиков платит. Потому решили некоторые грушевцы перейти от Анатолия Титова к Анатолию Гладышеву.

Теперь и земля грушевцев выглядит, как картинка из рекламного журнала по сельскому хозяйству. На ней растет кукуруза, причем  высокая, тучная. Видно, что в землю средства вложены и потрудились здесь на совесть. Можно было бы за людей только порадоваться, что пристроили свои паи «в хорошие руки». Но не тут-то было.

— А чему радоваться, если рядом поле — настоящее «семеноводческое хозяйство», с таким соседом мы прогорим на борьбе с сорняками,— возмущаются Корнюшкина и Чебураков.

Дорога привела нас  к участку, где сходились поля двух товариществ: с одной стороны стеной стоит кукуруза, с другой — осот, амброзия, словно их тут специально засевали. 

— Этот участок в 50 гектаров не обрабатывается уже который год,— Сергей Михайлович, как бывший агроном, прекрасно знает здесь каждый клочок земли, контуры каждого участка для него — открытая книга. — Собственники земельных долей просили — отдайте эти 50 гектаров Гладышеву, ведь еще несколько пайщиков хотели вместе с нами к нему перейти, но им земли на ближайшем поле не хватило, — говорит Чебураков. — А Титов утверждает, что поле нельзя трогать по закону, на нем «сидит» невостребованная доля. «Невостребованная доля»— это такая чиновничья формальность, которую при необходимости, по прежнему законодательству, сложно было обойти. Как будто это исторический памятник. Но ведь даже памятники и те иногда на другое место перемещают. При желании, разумеется. А эту «невостребованную долю» наследница давно  оформила — еще в 1999 году. 

— По сути, этот небольшой участок, словно высотка в бою, имеет стратегическое значение, — сказал подъехавший к нам Анатолий Иванович Гладышев. — Здесь, между лесополосами воздушный коридор образуется, и ветер, разнося семена сорняков с этого участка, накрывает как минимум 800 гектаров земли, которую обрабатывает наше хозяйство. Когда забрал переданное мне пайщиками поле, столько средств пришлось в него вложить, чтобы в порядок привести. Но все затраты не будут иметь смысла, если рассадник сорняков останется!

Гладышев от безнадеги махнул рукой и поехал по своим делам, а мы с Корнюшкиной и Чебураковым — изучать округу. За лесополосой обнаружили еще одно поле, куда как минимум года три не заезжала почвообрабатывающая техника. И я думаю, столько же лет здесь не ступала нога инспекторов Россельхознадзора.

Говорят, в прошлом году эти поля весьма удивили и главу района — А. Овчарова. Но, видимо, дальше эмоций дело не пошло. Даже народ из Грушевки — пайщиков ТНВ «Титов и К», которые с главой встретиться хотели, чиновники администрации к нему на прием не записали. А ведь зря: дело не только в земельных паях, заросших сорняками. Здесь беда целого хутора: разваливается хозяйство, на котором когда-то держалось село. Через год-другой это потянет такой воз проблем…

Пашня в шапке-невидимке

После «Поля чудес» мне показали небольшой карьер, который разрабатывал Титов на землях своих бывших пайщиков неподалеку от хутора Грушевка, прямо над рекой Кундрючьей. Земли эти — сельскохозяйственного назначения и должны использоваться как пастбище. Их в свое время передали собственники, которые из ТНВ «Титов и К» перешли в ТНВ «Касьянов и К».

— Очень интересно получается: вместо пастбища — карьер. Так дальше пойдет, где людям скот пасти? — толкуют мне грушевцы.

Но здесь землями при невмешательстве районных властей и при явной безнадзорности весьма вольно распоряжаются.

— В 1999 году в ТНВ «Титов и К» перевели из пашни в пастбища около 900 гектаров земли. Это случилось как раз тогда, когда «усохли» наши земельные паи,— говорит Валентина Андрияновна Корнюшкина. — У каждого из 422 пайщиков было по 9 гектаров земли, стало — по 6. В сухом остатке больше тысячи гектаров. Куда же они делись?

Контуры всех полей давно известны: лесополосы, которые разделяют участки, остаются годами на своих местах и никуда не сдвигаются, а вот пашня… уменьшается.  Было, к примеру, поле 300 гектаров, а после межевания оказалось, что в нем всего-то 220 гектаров. Остальные где?

— Скрытых гектаров можно насчитать до пяти сотен по двум  бригадам,— подтверждает бывший агроном Чебураков. — Плюс те земли, что у пайщиков «оттяпали», тоже стали пастбищами! И теперь под шапкой-невидимкой Титов на них каждый год подсолнечник сеет, заразиху разводит.

Для чего такие трюки проделывают, ясно: меньше земель на учете — меньше налогов. И продукция, которую с участка под «шапкой-невидимкой» получили, неучтенной остается — чистый доход, не облагаемый налогами! Отыскали пайщики и один из вариантов «отмывания» земельных долей: проданная собственником Титову  земельная доля дважды проходит по реестру: и как собственность Титова, и как собственность продавца. Наверняка здесь есть интерес для правоохранительных органов.

Закон есть. Когда заработает?

Но что сразу ясно и очевидно: имеет место нерациональное использование земель сельскохозяйственного назначения! И здесь-то уж, нам казалось, меры должны приниматься оперативно. Но когда рассказала о том, что творится в Белокалитвинском районе, министру сельского хозяйства и продовольствия Владимиру Черкезову, оказалось, что подобных фактов ему известно немало.

— Некоторые инвесторы получают землю в аренду, но обслуживают ее плохо. Есть два таких хозяйства на востоке области, есть в Волгодонском районе. Но нет механизма, который бы мог принудить арендатора заботиться о земле, извлекая доход и уплачивая с прибыли налоги в бюджет.

Обратилась я с этой же проблемой и к первому заместителю председателя Законодательного собрания Ростовской области — председателю комитета по аграрной политике, продовольствию и природопользованию Николаю Беляеву. Сообщила, что отыскала в Белокалитвинском районе 500 гектаров земель  сельскохозяйственного назначения, с которыми обращаются просто варварски.

— А я таких земель нашел еще больше, — поделился со мной Николай Федорович. — Целых 2 тысячи 500 гектаров.

— И что же делать? — спрашиваю.

— В суд идти, — советует Николай Федорович.

А я думаю, столько времени в судах, сколько наши крестьяне, самые злостные нарушители закона не проводят. Годами судятся, чтобы свою правду доказать, и далеко не всегда успешно. Закон-то «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения» давно принят, поправки с помощью ФЗ №435 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ в части совершенствования оборота земель сельскохозяйственного назначения» уже с 1 июля в силу вступили, а все никак с места не сдвинется процесс. И при этом все хотят одного: чтобы земля — работала.

За земельным конфликтом кроется проблема куда более серьезная, чем просто переход пайщиков от одного собственника к другому.

Обидно за людей — хуторян грушевских. Вот они, по большому счету, за бортом остаются. Рассыплется сегодня-завтра хозяйство, не будет у хутора перспективы, старики без поддержки останутся — ни огороды вспахать, ни соломы-сена заготовить, даже зерна не у кого будет купить. Как людям жить?