Земля в сельских поселениях, расположенных неподалеку от Ростова, стала в последние годы твердой валютой. В цене она не падает, а растет. Но при этом у тех, кто получил землю «в лакомых местах» еще 10 –12 лет назад, во время реорганизации сельхозпредприятий, возникают серьезные проблемы. «Твердая валюта» оказывается им не по зубам.

Поле «чудес» № 27

В такую ситуацию попали жители хутора Ленина — бывшие работники ОАЗТ «Родина», получившие свои земельные наделы при его реорганизации: по 1,4 гектара поливной земли на поле №27 вблизи хутора и вдоль трассы М–4 «Дон». Вторая часть доли на другом поле — без полива. Собственники земли, объединившись в бригаду и доверив все оргвопросы бригадиру, выращивали на своем поле картофель, овощи. Получали на поливе неплохие урожаи. Вода подавалась через соседний участок муниципальной земли, который они арендовали. И вдруг налаженный цикл рухнул, как карточный домик. Муниципальная земля, через которую подавалась вода,  неожиданно оказалась в собственности у бригадира. Он ее тут же продал. И этот земельный участок вошел в зону индивидуальной усадебной застройки. Правда, после оформления участка покупателям досталось не 23 гектара бывшей муниципальной земли, а 18,75 гектара.  Четыре с лишним гектара где–то «потерялись». Но все равно: бригадир не прогадал, так же, как его покупатели. А вот на поле № 27 начали происходить странные вещи. Как раз во время  разработки нового генерального плана хутора Ленина исчезла дорога, по которой собственники ранее подъезжали к своим участкам. Зато совершенно неожиданно как раз по самым краям поля № 27, с той стороны, что прилегает к трассе М–4 «Дон», возникли небольшие земельные участки по 6–8 соток. Им тут же нашлись  хозяева. Оказалось, что остались люди, имевшие право на земли в общедолевой собственности ОАЗТ «Родина», но они просто до сих пор его не реализовали по разным причинам. В других районах как раз тем, кто с таким опозданием выделяет участки, земли порой не хватает. А тут опоздавшим – самые лучшие места, которых раньше и вовсе не было…

А пешке — мат

—  В 2000 году я занималась выделением земли для 29 дольщиков, — рассказывает Мария Юрьевна Пальок, владелец одного из участков на поле № 27. — Когда мы выделяли земельные паи, у нас была поливная земля, и была дорога. Теперь поливная система разрушена, дороги нет, зато появились новые соседи, которых мы в глаза не видели. И  участки «новичков», расположенные со стороны трассы, перекрыли доступ к нашим участкам.

—  С июля прошлого года я веду переписку с администрацией поселения и до сих пор не получила конкретного ответа: на основании каких документов и куда исчезла дорога, и как нам добираться до своих участков? Людям скоро в поле выходить, работу начинать, а у нас ни с одной стороны нет подъездов. Но самое главное: по новому генеральному плану единое поле разбили на несколько совершенно разных зон, – говорит Светлана Анатольевна Задиракина.  — С одной стороны, участки отдали под индивидуальное жилищное строительство. С другой стороны — зона деловой активности. В центре — мы со своими землями сельхозназначения, и все это – на едином поле  № 27.

— Теперь получается, что владельцы квадратов, которые находятся в середине поля, остались на необитаемом острове, — говорит один из собственников Александр Николаевич Ковалев. – В администрации сказали, что будут проводить собрание, чтобы делать план поля с указанием дороги, якобы площадь сервитута входила в общую площадь всего поля. Но ведь дорогу, логически рассуждая,  надо было делать до того, как все края поля приватизировали… 

— Но откуда на поле № 27 в 2010 году взялись новые собственники? Ведь нас  никто даже не приглашал на межевание! О том, что у нас появились новые соседи, мы узнали только в конце 2012 года – из районной газеты «Победа», где публиковалось небольшое объявление — приглашение на межевание вновь присоединившихся собственников. Все участки, которые сейчас там выделяются рядом с трассой по новому генплану — «общественно–деловая зона». И туда хотят попасть любыми способами, — говорит Татьяна Алексеевна Омельченко.

Когда нужно о чем–то договориться с соседями, их надо узнать, увидеть. Но новые собственники от старых — засекречены. Пришла, к примеру, Мария Пальок в сельскую администрацию спросить, кто ее соседи, а главный архитектор администрации Калачева Н.Н. отвечает, что она и другие работники администрации подписывали  бумагу о неразглашении.

—  Выходит, часть сбросного канала и дорогу приватизировали и сделали из этого военную тайну! — возмущается Мария Юрьевна. — С горем пополам «выдали» мне фамилию того, кто приватизировал одну треть от 8 соток на нашем поле. А хозяина, который приватизировал две трети участка, так и не назвали. Даже искать не стали,  мол, о нем ничего не знают. Как же тогда насчет дороги договариваться?

Можно было бы эту ситуацию посчитать досадным недоразумением, если бы у «рядовых» собственников земли и на поле №1 в том же Ленинском сельском поселении не возникла аналогичная проблема. Ни с того  ни с сего от их участков по 1,47 гектара, которые им были выделены на развитие личных подсобных хозяйств, отрезали по 13 соток и включили их в разряд земель под индивидуальное жилищное строительство. Мол, стройтесь, кто желает.

О том, что у нее есть участок под застройку, к примеру, Татьяна Григорьевна Хмелевская узнала после того, как получила квитанцию, в которой была прописана весьма солидная сумма налога, в разы превышающая обычную. Пометавшись между налоговой и администрацией сельского поселения, она с трудом выяснила, что у нее есть 13 соток под ИЖС.

—  Мне они не нужны! Я об этом никого не просила, — уверяет она.  — И, кстати, на межевание меня никто не приглашал, так же как всех остальных 22 собственника участков под ИЖС с улицы 60 лет СССР.

В своем письме в редакцию собственники участков на поле № 1 написали, что построить на этой земле вряд ли что удастся. Там нет дороги, по–над участками проходит газопровод высокого давления.

Поле № 5 находится по соседству с хутором Маяковский, там выделили свои доли по 1, 35 гектара бывшие работники ОАЗТ «Родина» в 2003 году. И точно так же, как и другие жители хутора Ленина, извлекали из них доход. В 2009 году главный архитектор сельской администрации предложила им выделить из земель сельхозназначения по 12 соток под земли населенных пунктов.  Выгода для собственников намечалась реальная: грунтовую дорогу, по которой собственники подъезжали к своим земельным участкам,  обещали отсыпать щебнем, а выделенные земли в перспективе должны были стать продолжением хутора Маяковский. На общем собрании предложение сельской администрации о разделе участков было принято, люди оплатили землеустроительные работы. Что получили в итоге: кадастровая стоимость участков без всяких объяснений уменьшилась вдвое. Но самым неожиданным «сюрпризом» оказалось строительство автомагазина на самом крайнем участке, прямо рядом с трассой М–4 «Дон». Собственник нового объекта – родственник высокопоставленного чиновника Аксайского района – перекрыл въезд на грунтовую дорогу, ведущую к землям сельскохозяйственного назначения. И собственники земельных участков поля № 5 тоже остались с носом. С восточной стороны вдоль реки Мокрый Батай появились новые собственники и тоже перекрыли «старым» собственникам въезд на участки. А теперь вышло извещение и о межевании с северной стороны поля. Так что «кольцо» в скором времени и здесь сомкнется.

Кому выгодно?

Интересно, кому на руку подобная неразбериха с земельными участками? Один факт — случайность. Два аналогичных факта — совпадение. Но когда их три – прослеживается некая закономерность. В своих обращениях в редакцию «Нашего времени» собственники земельных участков полей № 1, № 27, № 5 задают вопрос: «Может, все намеренно делается для того, чтобы мы не смогли пользоваться землей? Ведь ни обрабатывать ее, ни продать, ни сдать в аренду при таких условиях просто невозможно. Земля без подъезда  ничего не стоит. Путь один: бросить. Кому–то это будет на руку». 

Еще два года назад активисты поселения негативно оценили работу местной власти, которая, по их мнению, больше печется о собственной выгоде, нежели о проблемах жителей. В 2011 году они писали об этом в прокуратуру Аксайского района, в 2012 году перед выборами главы сельского поселения обратились с теми же вопросами в СМИ, в 2013 году — в Общероссийскую общественную организацию «Центр противодействия коррупции в органах государственной власти», а затем и в нашу редакцию.  Они писали о том, о чем вслух говорит простой народ. Что у самой главы Ленинского поселения Людмилы Николаевны Флюта все собственные проблемы решаются легко, так же, как и у ее родственников и ближайшего окружения.  К примеру, на земельных участках, которые получили ее мама и дочь на улице Северной хутора Ленина, с подъездными путями все в порядке. Всего за год там выросли два шикарных коттеджа. И сотка земли рядом с этими коттеджами стоит около 80 тысяч рублей, поскольку туда за бюджетные средства проведен асфальт и газ, там заменили столбы и линию электропередач, поставили индивидуальный ГРП — газораспределительный прибор. А жители соседнего переулка Короткий ходят по бездорожью, и замена ЛЭП остро необходима на улицах Пионерской и Гагарина. На бюджетные деньги напротив элитных коттеджей разбита парковая зона. При этом сильно повезло ООО «Грифон Эко», которое выиграло тендер на озеленение. Руководит предприятием…  зять главы, так что озленение удалось на славу… О многом еще пишут в жалобах люди. Но все остается как было. На популярных сайтах по продаже земельных участков постоянно висят объявления о продаже земель сельскохозяйственного назначения вокруг хутора Ленина и хутора Маяковский. И продают их одни и те же люди, которым, по всей вероятности,  «твердая валюта» достается по сходной цене.