Магазин «Русь». Заходим: тазики, выключатели, шланги, душевые кабинки. А почему «Русь»-то?

— Это название от старого магазина осталось, — поясняет Валентина Зиновьева, предпринимательница из села Песчанокопское. — Нам вывеску тогда местный художник делал. Написал «Русь», да так и осталось.

Раньше название принадлежало продуктовому магазину. Работали в нем продавцы, раньше торговавшие хозтоварами. Они-то и уговорили хозяйку заменить продукты щетками и порошком.  Предпринимательница сама с семьдесят пятого года в местном хозмаге работала, пока государственная торговля разваливаться не стала, так что ей хозтовары куда ближе печенья были.

Хотя именно это самое печенье и позволило Валентине раскрутиться. В начале 90-х купить что-нибудь было не так-то просто, поэтому товар люди сметали, а торговцы закупали и перепродавали все, что могли.

— Мы ездили за тимашевским печеньем ночью, — вспоминает Валентина. — Утром продавали, и, как правило, ехали за новой партией. Так было постоянно, без перерыва и выходных.

Вскоре Зиновьевы смогли открыть ларек на рынке, а потом и магазин арендовать. Сегодня в собственности у Валентины — четыре торговые точки. Два хозяйственных магазина, обойный и мебельный. В деле заняты муж и невестка. Сын в свободное от работы время помогает.

Многие, кто начинал с Валентиной, сегодня своего дела уже давно не имеют. У предпринимательницы на это простое объяснение:

— Нельзя деньги тратить на удовольствия. Мы каждый рубль вкладывали в развитие. Лишнего ничего себе не позволяли и не позволяем. Двенадцать лет дом достроить не можем.

Зато Валентина на 99% уверена, что в долгу ни перед кем не останется. Это  при том, что она периодически берет кредиты. Считает, займы нужно делать, но только в том случае, если ты заведомо знаешь, что они себя оправдают. Например, Валентина взяла в кредит машину. Деньги еще выплачиваются, а машина уже на себя заработала.

Вообще же, секрет успеха, считает Валентина, заключается в том, чтобы руки до всего доходили. Предпринимательница потому и не собирается больше расширяться, что тяжело ей. Сейчас, например, который месяц она не может найти в магазин грузчика. Почему, не поймет. Зарплату, кажется, неплохую для деревни предлагает, безработных валом, а работать некому. Так что приходится Валентине иногда даже грузчика замещать. Про административные дела и бухгалтерию и говорить не приходится.

Так же, как и многие, Валентина отмечает, что сегодня очень тяжело найти хорошего продавца. Новые работники «приходят до первой ревизии». Люди не идут, чтобы работать и зарабатывать, продавцами они становятся с целью сорвать куш.

— Сейчас у меня по магазину, который в селе Красная Поляна, — рассказывает Валентина, — большая недостача. Докажу ли я, что виновен в этом именно продавец, большой вопрос, хотя для меня это очевидно. Не пойму, почему, если обокрали обычного человека, сажают в тюрьму, а залезли в карман к предпринимателю — попробуй найди виноватого?

— Тяжело уследить за каждым сотрудником. Об управляющем не думали?

— Я вообще не имею выходных. От работы позволяю себе оторваться только раз в год, когда еду к сестре. И считаю, что это единственно правильный и возможный вариант. Не так давно по бухгалтерским делам работы навалилось столько, что два специалиста справиться не могли. Пришлось мне садиться — справилась. Вот потому у меня и управляющего нет. Не сделает он работу так, как справится с ней хозяин.