Майская авария на крупнейшей в России шахте «Распадская» заставила вздрогнуть даже привычных ко всему россиян. Два взрыва огромной мощности, десятки погибших и пропавших без вести, пожары, затопления стволов, разрушения наземных построек… Пытаясь вызволить горняков, под землей погибли и спасатели.

Самое страшное, что «Распадская» как раз относится к самым современным угледобывающим предприятиям. В нее вложены огромные средства, создана надежная система безопасности… Разбор обстоятельств случившегося, анализ причин показали, что в угольной отрасли страны не срабатывает система предупреждения катастроф.

Федеральные власти сделали серьезнейшие выводы, приняли ряд мер для исправления системных ошибок в обеспечении безопасности работ в шахтах страны. По сути, начинается новый этап  в жизни отрасли. Какие изменения ждут горняков? Перспективы развития угольной отрасли за «круглым столом» обсуждали сенаторы — заместитель председателя Совета Федерации Светлана Орлова, первый заместитель председателя Комитета Совета Федерации по промышленной политике Сергей Шатиров  и редакторы крупнейших региональных газет России.

С.Орлова и С. Шатиров на протяжении нескольких лет продолжают отстаивать необходимость изменений в законодательной базе, регулирующей работу отрасли. Законодательство, которое не менялось с 80-х годов прошлого века, необходимо привести в соответствие с современностью,  утверждают они. Следующая задача — воссоздание системы государственного контроля в угольной отрасли для того, чтобы новые законы, правила и нормы сработали. И вот, 9 июня Совет Федерации принял постановление «О законодательном обеспечении безопасных условий труда в угольной отрасли». Его разработку обеспечили С.Орлова и С.Шатиров. Специалисты называют это постановление историческим. В нем впервые четко сформулирована трехуровневая система по обеспечению безопасности работ в шахте. 

— В весеннюю сессию 2010 года Федеральным Собранием РФ приняты два системообразующих закона, касающихся угледобычи, — говорит Светлана Орлова. — Первый из них — о дегазации угольных пластов. Он называется достаточно длинно — «О внесении изменений в Федеральный Закон «О государственном регулировании в области добычи и использования угля, об особенностях социальной защиты  работников организаций угольной промышленности». В этом законе содержатся нормы, направленные на предотвращение взрывов метана и угольной пыли в сверхопасных пластах. Собственнику предписано с самого начала, с разработки проекта предусматривать затраты на  обязательную дегазацию в угольных разработках до прихода туда людей.

— Вы говорите об обязательствах, которые будет брать на  себя собственник. Но прекрасно известны факты, когда собственники, использовав доступные запасы угля, «сняв пенки», просто бросали шахты на произвол судьбы, не отвечая за последствия…

— Целый ряд законодательных актов будет изменен, ответственность собственников ужесточается. В частности, вносятся изменения в Кодекс административных правонарушений, которые позволят штрафовать нерадивых управленцев, не выполняющих требующиеся по закону работы. Вносятся изменения в закон о недрах — теперь при выдаче лицензии на добычу угля обязательным условием для собственника будут затраты на обеспечение безопасности. Люди, не выполняющие требования закона, просто лишатся своего бизнеса. Кроме того, предусматривается ужесточение наказаний всех членов коллективов шахт — от руководителя до рядового сотрудника — за нарушения требований безопасности. Ответственность предполагается как административная, так и уголовная.

Сергей Шатиров особо остановился на принципиальных изменениях в системе оплаты труда шахтеров. Зарплата угольщикам состоит из трех основных составляющих. Первая — постоянная плата за квалификацию, безусловный риск. Она устанавливается в соответствии с тарифной сеткой. Вторая часть — компенсация за время, затраченное рабочим на  дорогу в лаву. А вот третья составная часть заработка — сдельная, она зависит от перевыполнения плана. После аварии на «Распадской» принято правительственное решение об изменении механизма начисления зарплаты. Доля ее, не зависящая от выработки, будет увеличена. Это позволяет надеяться, что прекратится «гонка за планом», который старались перевыполнить любой ценой, в том числе и нарушая правила безопасности.

Судя по ряду шагов, предпринятых Президентом и Правительством, государство намерено вернуться в угледобывающую отрасль, прежде всего воссоздав систему госконтроля за безопасностью. Так, Ростехнадзор по поручению Президента подчиняется теперь непосредственно Правительству РФ. Отныне ведомство может закрывать шахты с эксплуатационными нарушениями без решения суда. Военизированные горноспасательные части перестают быть акционерными обществами и передаются в ведомство МЧС России.

Сегодня лозунг «Даешь стране угля!» больше не актуален. Внутренний рынок этим видом топлива вполне обеспечен, порты загружены экспортным углем. Сверхплановые добычи экономике не нужны. И основное направление развития угольной отрасли — не просто добыча угля, а повышение уровня его переработки. Именно глубокая переработка значительно повысит экономический эффект в отрасли. Кроме того, в Кузбассе введен в строй первый в стране газо-метановый комплекс. Он позволяет перерабатывать метан, содержащийся в угольных пластах, и использовать полученный газ на нужды экономики. В планах — создание новых отраслей энергетического комплекса, например  газохимии.

И еще один важный аспект: в высших эшелонах власти заговорили о том, что необходимо изменить в обществе отношение к шахтерскому труду. Вспомнить о том, что он важен и почетен. Правда, для начала предстоит вернуть уважение к своему труду самих шахтеров…

«Круглый стол» организован Альянсом руководители региональных СМИ России.