Вдова заслуженного шахтера и орденоносца пенсионерка Александра Александровна Гирник встречает гостей в холодной квартире. На окнах — лед, столбик термометра остановился на отметке в восемь градусов. Было в квартире и холоднее… Александра Александровна кашляет. Простуда теперь — ее постоянный спутник.

Сердце тоже пошаливает — приходится вызывать скорую… Почему же вдова шахтера живет в холоде? Чем она провинилась перед судьбой? Или все­таки перед соседями?

Александре Александровне нелегко говорить о своих проблемах. Вместо нее это делает дочь Анна.

Оказывается, еще в позапрошлом году пенсионерка решила установить в квартире газовый котел, с помощью которого квартира имела бы автономное теплоснабжение. Так отапливаться гораздо дешевле, да и удобнее: можно сделать в квартире теплее или прохладнее. Дочь помогла материально и в поиске рабочих, в оформлении документов. Сделали все законно, выполнили такую, казалось бы, формальность, как получение разрешений от соседей. И в самом деле, чем соседям может помешать, что в соседней квартире тепло?

Летом в квартире Гирник срезали батареи центрального отопления, установили новую систему труб, газовый котел. Осталась, опять же, мелочь — подключить к котлу газ. Вот тут-­то и начались проблемы.

Для того, чтобы подключить газовую трубу нужного диаметра и произвести врезку правильно, согласно законам и нормативам, нужно было попасть в квартиру этажом ниже. Соседка, которая заранее дала согласие на установку газового оборудования, по словам Анны, пообещала приехать, чтобы впустить рабочих в свою квартиру. Все неудобства, связанные с работой газовиков, микроремонт, если бы он вдруг понадобился, Анна пообещала оплатить. Но прошел час, другой… Соседка не появилась. А спустя некоторое время в решительной форме заявила, что против установки котла у соседей и никого в свою квартиру не пустит.

Такой сюрприз надолго выбил из колеи Александру Александровну. Одно дело, если бы конфликт интересов возник сразу! Но когда вся работа уже сделана, когда все средства пенсионерки да еще и часть средств дочери вложены в газовое оборудование, ремонтные работы… Между тем неумолимо приближалась зима. Ударил мороз. В квартире стало не просто холодно, а очень холодно. Имея собственное жилье, Александра Александровна была вынуждена все больше времени проводить у детей. Пожилой человек фактически оказался лишен жилья.

Конфликт интересов? «Нашла коса на камень»? И не такое случается? Верно… Но особенно обидно Александре Александровне было то, что соседка снизу ­государственный человек, который должен заботиться о людях. Галина Викторовна Клемина ­ председатель территориальной избирательной комиссии города Гуково…

Свою версию происходящего изложила нам и Г.В. Климина.

По ее словам, сначала она действительно была не против пойти навстречу соседям и дать разрешение на установку котла. Но в решающий момент была занята важными делами, связанными с выборами. Соседи вели себя слишком настойчиво, требовали приехать немедленно, а потом еще и стали ее оскорблять. И тогда она попросила в горгазе отозвать ее согласие — тем более другие соседи стали жаловаться, что газовое оборудование в квартире Гирник представляет собой опасность. И сама Клемина решила проверить, так ли законна установка оборудования… По мнению председателя ТИК, Гирник допущены серьезные нарушения, что делает невозможным установку котла.

Несколько позже в администрации города, рассматривая жалобу Гирник, отметили, что действующим законодательством запрещен переход на отопление жилых помещений в многоквартирных домах с использованием индивидуальных источников тепловой энергии. И даже если разрешения в «Горгазе» были оформлены в 2010 году, когда такая норма закона еще не действовала, для установки в квартире Гирник газового котла требуется допуск в квартиру Клеминой, а никто не вправе проникать в жилище против воли проживающих в нем лиц. И легитимной возможности установить котел в квартире Гирник, таким образом, нет.

Казалось бы, каждый в своем праве. На руках у Александры Александровны — акты выполненных работ, документы, разрешающие подключить оборудование к газовой сети. Потрачены немалые деньги. Но и позицию Галины Викторовны можно понять. Любой чиновник в своем доме или квартире — такой же гражданин, как и другие. И если с соседями произошел конфликт, который не получается уладить миром, решать его нужно в суде.

Собственно, хозяйственный спор и находится в компетенции суда. Но есть еще и социальная сторона вопроса. Все­таки неправильно, что пожилая женщина, вдова заслуженного шахтера зимой сидит без отопления. По своей ли вине, по вине соседей — вопрос другой. Решать вопрос как-­то надо!

Если газовое оборудование действительно опасно — виновата пенсионерка, установившая его без должных согласований. И с опасностью для нее и для соседей мириться нельзя. Но если безопасность оборудования подтверждена (а ведь не секрет, что АГВ стоят во многих квартирах города, причем, как правило, у людей обеспеченных, занимающих высокие посты), то отказ пойти навстречу соседям плохо сказывается на имидже власти. Все­-таки председатель избиркома — фигура публичная. Чиновник такого уровня должен проявлять терпение, даже если оппоненты его и обидели. Хотя сама Александра Александровна говорит, что и не думала оскорблять соседку — человек она неконфликтный.

Зима подходит к концу. Терпеть холода Александре Александровне осталось недолго. Но проблема, увы, не решится с приходом тепла. Придет новая зима. Будут ли у соседей продолжаться холодные отношения? К чему это приведет? Если бы весеннее солнце могло растопить и лед между людьми…