Шахтерская работа очень тяжела. Наверное, поэтому, чтобы разрядиться, снять напряжение, горняки много шутят, разыгрывают друг друга. О некоторых розыгрышах и забавных случаях память живет десятилетиями. Сегодня их рассказывают читателям шахтеры с большим стажем, знающие о шахтерском труде не понаслышке.

Истории, которые поведали наши гости, происходили в действительности. Некоторые их герои живы и здоровы, других уже нет, но память о них живет. Имена участников в ряде историй изменены.

Рассказывает в прошлом директор шахты, генеральный директор «Гуковугля», почетный гражданин города Гуково Константин Никитович Лазченко.

Бегущий человек

Георгий очень любил спорт. Все свободное время он посвящал тренировкам. А занимался бегом, причем бегом на длинные дистанции.

В какое-то время Георгию в голову пришла на первый взгляд здравая мысль: зачем же терять время на работе? В шахте расстояния немаленькие, их вполне можно пробегать, таким образом совершенствуя технику бега. А что жарко и пыльно — ну, что ж?

Бегал Георгий хорошо, и в один прекрасный день, когда нужно было отправляться на-гора, припустил по штреку с приличной скоростью. Беда только в том, что бегунов в шахте обычно нет. Бежит человек только тогда, когда возникает экстремальная ситуация. И один из шахтеров, увидев бегущего спортсмена, но не зная о его увлечении, насторожился и крикнул: «что случилось?!» То ли Георгий был «на своей волне», то ли ветер свистел в ушах, но он только прибавил скорости.

В шахте с безопасностью шутить не принято — поплатиться можно жизнью. И второй шахтер сорвался и побежал следом, к выходу. Но, как мы уже знаем, бегал Георгий хорошо, где нетренированному горняку было с ним тягаться? Однако страх придавал сил.

Очередной шахтер увидел уже двух бегущих человек. История умалчивает о том, спрашивал ли он что-то у них, но в любом случае сорвался и побежал следом. Жить хочется каждому!

Три человека — уже толпа. Причем мчалась она с приличной скоростью — Георгий задавал темп. Каждый шахтер, увидев бегущую толпу, вскакивал и немедленно бросался к выходу. Если столько людей бежит, и бежит быстро, счет идет уже на секунды, время терять нельзя. К клети, спотыкаясь и задыхаясь, подлетела уже внушительная группа из двадцати-тридцати человек. И только здесь, в относительной безопасности, начали выяснять, что же все-таки произошло.

Говорят, несмотря на то, что Георгий был хороший спортсмен, его все-таки побили. И бегать в шахте впредь категорически запретили.

Рассказывает в прошлом подземный электрослесарь, экс-мэр города Гуково, ныне исполняющий обязанности председателя ассоциации мэров шахтерских городов Виктор Васильевич Шубин.

Подгоревшее варенье

Был у нас в бригаде очень прожорливый хлопчик. Мало того, что много ел, не стеснялся подбирать еду, которую товарищи оставляли. Недоеденные тормозки бросали в вагонетку, и этот парень рылся в свертках, доедал. Его гнали, неприятно было смотреть на такое поведение, но он не унимался. Работал он на электровозе, разъезжал туда-сюда и по дороге, бывало, питался.

Работал у нас в бригаде и еще один парень по прозвищу Малой. Он пообещал отучить машиниста доедать выброшенные тормозки.  И  как-то, расправившись со своим завтраком, оставил два больших куска хлеба с вареньем, поверх варенья густо намазал солидола, положил бутерброды друг на друга и обратился к машинисту:

— Слушай, я сегодня у жены такой отличный тормозок заработал… Вот, бутерброды с вареньем уже не хочу. Будешь?

— Буду, — сразу же согласился машинист.

И на глазах у всех преспокойно умял бутерброды с солидолом.

Напрасно шахтеры ждали продолжения. Даже желудок у обжоры не расстроился — так и продолжал он спокойно кататься на своем электровозе. В конце смены Малой не выдержал и спросил:

— Ну так  как тебе мои бутерброды, понравились?

— Скажи жене: подгорело у нее варенье, — последовал нахальный ответ.

Утка с капустой

Федя был парнем неробкого десятка, даже балагуром, который любил быть на виду. И вот как-то раз я, спускаясь в шахту, обратил внимание, что он не веселится, а прячется в «козе», забившись как можно дальше от посторонних глаз. На мой вопрос «что случилось?» товарищи рассказали, что за ним сейчас по АБК гонялся наш коллега с топором. Из-за чего? А дело было так…

Незадолго до этого Федя проставлялся и, помимо «банки», порадовал друзей закуской: уткой и квашеной капустой, пилюсками. Одному парню закуска очень понравилась, и он спросил, как в семье Феди такой чудесный продукт готовят. Федя тут же поделился рецептом:

— Режешь утку, режешь капусту и укладываешь слоями: слой капусты, слой утки, слой капусты, слой утки. Птица вымачивается, становится замечательной на вкус, а капуста ароматом пропитывается и хрустит…

Парень, вернувшись домой, попытался приготовить по новому рецепту замечательную закуску.

Стоит ли говорить, что капуста с уткой завонялись, а неудачливый кулинар, обнаружив диверсию, начал гоняться за Федей с топором?

Потом они, конечно, помирились, а Федя в оправдание говорил:

— Ну что ты поверил? Меня не знаешь, что ли? 

Практическое обучение

В окрестностях шахтерских городов водоемов, как правило, мало. Есть только «ставки» — небольшие пруды с не очень чистой водой. И тем не менее Василий прославился среди коллег тем, что мог прекрасно лежать на воде. Пресная вода ставков выталкивала его, словно была соленой, морской.

Павлу умение товарища покоя не давало, и он попросил:

— Василий, научи меня лежать на воде, как ты!

Прищурившись, опытный шахтер оглядел молодого товарища и заявил:

— Неси на ставок литр, разопьем и будем учиться.

Обрадованный Павел принес две бутылки водки. Расположились на берегу, выпили, закусили. Когда водка кончилась, Василий зашел в воду, лег в свою «коронную» позу и объявил:

— Вот так вот ложишься и лежишь…

Все-таки некоторым навыкам научить, наверное, нельзя…

Козленок

Если повезет, у ночного слесаря работы бывает не очень много. Вот и Степан после того, как заступил на смену, обошел вверенный ему участок, проверил, все ли в порядке, а потом прилег и задремал под телефоном. Не положено, но шахтный телефон любого разбудит. Разбудило слесаря козлиное блеяние.

В шахте не очень-то светло, и Степан, открыв глаза, им не поверил. Из темноты таращилась на него козлиная морда. И ладно бы морда — козел был в панамке!

Как рассказывал сам Степан, о потусторонних силах мыслей не было. Обеспокоился слесарь только тем, не сошел ли он с ума. Но, стряхнув с себя дрему, убедился — козел настоящий. Животное было поймано и привязано, началось расследование.

Подозрение пало на молодых практикантов, которые работали совсем недавно. Но оказалось, что ребята ни при чем. Козла в шахту опустил опытный шахтер, который с интересом наблюдал, что же из затеи получится. Но шахтеры, хоть и вздрагивали от неожиданности, оказались крепки духом и козла не убоялись.

Рассказывает в прошлом директор шахты, ныне директор Гуковского филиала Шахтинского регионального колледжа топлива и энергетики Николай Дмитриевич Курилов.

«И солнце пропили»…

Есть у шахтеров традиция — когда кто-то устроился на работу  или идет в отпуск, он проставляется «банкой». Три литра самогона распиваются бригадой и, как правило, его еще и не хватает. Некоторые горняки, возможно, в силу традиции, выпить любят.

Как-то еще при Хрущеве начались перебои со снабжением продуктами. Бывало, что и хлеб в магазинах трудно было купить. А на смену ездили на «козе», дорога дальняя, можно было успеть несколько раз в «дурака» перекинуться, пока едут. Хрущев как раз был в Индии, ему там подарили слона. И горняки с жаром обсуждали это событие — у нас хлеба нет, а ему слонов дарят…

Когда дискуссия была в самом разгаре, раздался тихий голос откуда-то издалека: «И солнце пропили, и небо тучами заволокло». Это жаловался на жизнь Иван, который вполне мог после очередной «банки» остаться ночевать где-нибудь под кустом, на сухих листьях. Но наступила безжалостная осень, и теперь под кустом оставаться не получалось.

Так горняки осознали, что по сравнению с величием природы и необратимостью времени подарки в виде слонов и перебои с хлебом в магазине — мелочи.

Ночной посетитель

Геннадий работал на шахте диспетчером. Как-то в ночную смену, в четыре часа утра, к нему прибежали повара, которые пришли на работу, и заявили, что по столовой ходит голый мужчина с огромным кухонным ножом. Геннадий тут же организовал облаву.

Сам он всегда ходил чистеньким, с шахтерскими орденами на пиджаке, и командовал с размахом, как настоящий генерал.

— Так, вы двое заходите с того входа. Вы трое — с этого выхода. Надо его поймать!

Когда «войска» были брошены в наступление, на плечо «генерала» легла тяжелая рука. Оглянувшись, Геннадий увидел нарушителя порядка, который взирал на него с диким блеском в глазах. В руке незнакомца был нож. Диспетчер так и осел на пол…

К счастью, без жертв все же удалось обойтись, а посетитель, как выяснилось, пришел на шахту из психбольницы, полями до нее было километра два-три.

Народное предание. Удачная рыбалка

Тимофей очень сильно увлекался рыбалкой. Как только выдавалась свободная минута, он брал удочки и мчался на какой-нибудь водоем. Об этой страсти горняка все в бригаде были осведомлены. Двое друзей как-то раз решили разыграть товарища.

Заранее наловили на ставке бубырей, двух посадили в банку, третьего — на крючок. А «ловить» устроились под землей, у отстойника шахтной воды, в такой грязи, что там ничего водиться не могло в принципе. Плюс километр под землей.

Проходивший мимо Тимофей взглянул на друзей, «удящих» в отстойнике, и только хмыкнул.

— Что ж вы тут делаете?

— Да рыбу ловим.

— Какая же тут рыба?

— А вот!

Один из парней продемонстрировал банку, а другой с криком «клюет, клюет» подсек добычу и вытащил из отстойника очередную рыбину.

— Да как так может быть? — опешил Тимофей.

— Она, наверное, сверху упала и развилась, — заявили парни.

— Да разве так надо ловить? — не стерпел Тимофей. — Дайте сюда удочку!

Парням только того и надо было. Явившись к бригаде, со скорбным выражением лица они заявили:

— Тимофей совсем с ума сошел со своей рыбалкой. В отстойнике рыбу ловит.