— Оксана Николаевна, но ведь вы же уже своего добились, — пыталась я снизить накал эмоций у своей собеседницы. — Чего еще хотите? Но она, не слушая, упорно возвращалась все к тому же — своему противостоянию со школой, в которой когда-то училась и даже работала неполных два года…

Без вины виноватые?

В этой истории с присвоением Конзаводской школе №9 хутора Чернышевка Зерноградского района имени Героя России Андрея Зозули намешано многое. Благие порывы, нетерпимость, энергичный напор, амбиции…

У учителей мрачнеют лица при одном лишь упоминании о предстоящем переименовании.

— Нас сделали виноватыми непонятно в чем, — говорили они мне при встрече. — Столько писем во все инстанции про нас написано, столько обвинений в наш адрес — и в равнодушии, и в безнравственности. Оправдываемся, занимаемся разбирательствами, проверки следуют одна за другой… 

А с чего началось? Еще в конце девяностых бывшая выпускница школы Оксана Николаевна Посохова, ставшая завучем и завмузеем, начала заниматься посвященной Андрею Зозуле экспозицией. И очень сблизилась с его родителями. Вместе пришли к выводу, что школа недостаточно уделяет внимания памяти Андрея. Оксана Николаевна стала добиваться присвоения школе его имени.

…Он был старшим ребенком в многодетной семье. Учился в Конзаводской школе. Окончил военное училище, воевал в Чечне в составе спецназовского отряда «Росич». Надежный боевой товарищ, храбрый офицер. Лейтенант Андрей Зозуля погиб в тяжелейшем бою под Бамутом. В возрасте двадцати двух лет. Звания Героя России был удостоен посмертно.

— Мы благодарны Оксане Николаевне за сделанное ею для музея, посвященной Андрею экспозиции, — говорит директор школы Юрий Александрович Иващенко. — Но то, что началось потом…

Без срока давности

А потом был судебный процесс. Между тогдашним директором Адой Ростиславовной Кулаковой (кстати, тещей Юрия Александровича) и супругами Зозуля: Любовью Васильевной и Станиславом Лаврентьевичем.

Директор якобы что-то сказала по поводу своих учениц — девочек из семьи Зозуля (хотя сама Ада Ростиславовна все отрицает: «…я же преподаватель литературы, такие выражения — не из моего лексикона». — Л.К.), разговаривая с двумя учительницами в своем кабинете. А некий имярек, возможно, подслушивавший под дверью, донес сие до сведения родителей. Не побеспокоившись, что те будут уязвлены, расстроены. Суд, кстати, это отметил: «Уровень культуры и нравственности отдельных лиц, слышавших произнесенные оскорбительные слова, явно не рассчитанные на широкий круг, позволил донести сказанное до сведения Зозули».

— Вот решение суда, — протягивает Оксана Николаевна. — А вот выданная Любовью Васильевной доверенность на мое имя. Чтобы я представляла ее интересы в суде.

А.Кулакову, несмотря на ее попытки оправдаться, обязали извиниться и выплатить обоим супругам по 500 рублей. А еще она, заслуженный учитель РФ, лишилась должности.

И не стоило бы, может, возвращаться к той тяжбе тринадцатилетней давности, если бы до сих пор она не преподносилась бы «посоховской стороной» как аргумент: дескать, «вот почему школе не присваивается имя Андрея Зозули».

«У нас же два героя!»

— Я была в шоке, когда учителя в первый раз проголосовали против присвоения школе имени Андрея Зозули, — вспоминает Оксана Николаевна. — Потом прошло еще одно голосование (два года назад) — с тем же результатом.

Но она не сдавалась — писала письма в райотдел образования, главе района, администрацию Президента. Бывших коллег не щадила. «О какой нравственности и патриотическом воспитании (школа получила статус экспериментальной площадки патриотического воспитания — Л.К.) можно говорить, если эти люди сами безнравственны? — цитата из письма. — Кто вообще доверяет им детские души?!» 

И в конце концов этот напор возымел действие. В начале нынешнего учебного года прошел  еще один педсовет, на котором учителя, вняв доводам специально прибывшего к ним заврайоно В.Харченко, проголосовали за присвоение учебному заведению имени Андрея Зозули.

— А почему же сразу-то не соглашались? — спрашиваю я. 

— Да потому что у нас два героя: Герой Советского Союза Иван Лободин и Герой России Андрей Зозуля, — объясняют учителя. — Один погиб здесь в Великую Отечественную, другой, наш земляк, был убит пятнадцать лет назад в Чечне. У нас вся патриотическая работа построена на их примерах, но Лободиным, естественно, занимаемся, как говорится, испокон веков. Это ежегодные поездки на Миус-фронт, митинги, спортмероприятия… Андрея тоже не забываем: отмечаем его день памяти, проводим уроки мужества, в хуторе одна из улиц названа его именем. Просто не хотели противопоставлять двух героев, взвешивать, кто значимее, сталкивать лбами. Поэтому и сочли, что лучше оставить, как есть: Конзаводская школа — и все тут. Но коль идет такой накат, коль нас везде склоняют и этому конца-края нет — решили согласиться: пусть школа носит имя Андрюши.

Что в итоге? Обиды со всех сторон. Мать Зозули общаться со мной отказалась в резкой форме: «Сколько можно трепать имя Андрея?» (Ведь не все односельчане с одобрением восприняли оксанины сборы подписей — и без обиняков это родителям выложили. — Л.К.) Сама Оксана Николаевна, по всем позициям — победительница, тоже все равно продолжает негодовать и кипеть. Об эмоциях педагогов уже говорилось: хорошее, в общем-то, дело им, считай, навязали. Не радует и обретенная в глазах начальства скандальная известность. Заврайоно, специалисты облминобразования, глава сельского поселения и даже новый глава района В.Кучеров — все в курсе и не скрывают, что устали от долгоиграющего противостояния. Вряд ли это сулит школе что-то хорошее.

Вот только героически погибший Андрей Зозуля не имеет ко всем этим страстям никакого отношения. Он и его подвиг — в каком-то другом измерении…

Есть одна простая истина: не все средства хороши в достижении поставленной цели, нельзя, добиваясь своего, оставлять вокруг себя выжженное поле. И тушить пожар бензином. Эффект будет обратный. Что сейчас и наблюдается в хуторе Чернышевка.