Собеседник
Современная древность
В V-IV в.в. до н. э. в дельте Дона стояло Елизаветовское городище. Экономический, политический, административный центр Нижнедонского региона. Сейчас схожую роль основного регионального центра выполняет Ростов-на-Дону, только уже как южная столица России. И это неслучайно. В истории развития территорий существует своего рода цикличность.
Подробнее
Социальные проблемы / №312 от 19 Октября 2018 г.

Пророка нет в отечестве своем...


поделиться
ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru
Более десяти лет ученые ЮНЦ РАН исследуют социально-политические проблемы, угрозы и риски Юга России. Еще в 2006 году они разработали сценарии возможного развития событий не только в южном макрорегионе страны, но и на территории государств-соседей. Сегодняшний день показывает: прогнозы ученых сбываются до мелочей – и это пугает.

Коллаж Ольги ПРОЙДАКОВОЙ

За минувшие годы в Южном научном центре РАН издано семь томов Атласа социально-политических проблем, угроз и рисков Юга России. Каждый последующий – не повторение пройденного, а попытка комплексно оценить старые и новые проблемы и проследить тревожные тенденции. Они касаются и геополитической борьбы в Каспийско-Черноморском регионе, и разновекторной политики Украины, и событий в северокавказских республиках. Не секрет, что дестабилизация Северного Кавказа – главная цель тех, кто финансирует развитие и распространение исламского экстремизма в этом регионе. И нынешние события подтверждают это.


На перекрестке

Еще в 2006 году аналитики ЮНЦ РАН в сотрудничестве со структурами ФСО, ФСБ, МВД, опираясь на источники информации в военных и политических ведомствах, предложили несколько вариантов развития ситуации на Юге России, у каждого из которых есть свои плюсы и минусы. 

СИЛОВОЙ 

сценарий. Ставка в этом случае делается на ввод войск, введение чрезвычайного положения, комендантского часа и принятие других подобных мер. Примеры этого – введение чрезвычайного положения при событиях в Беслане, Назрани, Нальчике, в Дагестане, где постоянно происходили (и происходят) теракты. В этих случаях силовой сценарий был задействован на законных основаниях и оправдан развитием событий.

Плюсы – возможность обеспечить целостность России, разгромить антигосударственную оппозицию и заставить колеблющихся отказаться от незаконной борьбы. 

Минусы – высокие материальные и людские потери; эскалация насилия; разрушение экономики; безработица; падение уровня жизни; проблема вынужденных беженцев и переселенцев; усиление антирусских и антироссийских настроений не только в конкретной республике, но и в соседних. 

Еще один недостаток этого варианта в том, что борьба с оппозицией может растянуться на долгие годы – это заставит оставшихся уйти в подполье и прибегнуть к террористическим методам.

ИНЕРЦИОННЫЙ 

сценарий (консервативно-бюрократический). Он предполагает консервацию проблем без их решения – поддержку существующих в республиках режимов в лице глав субъектов Федерации и властных кланов. При этом вмешательство федерального центра в процессы, происходящие в субъектах РФ, – минимально. Не избежать при таком варианте и попустительства местным элитам в обмен на их лояльность, увеличения дотаций из федерального бюдж

Плюсы – сохранение видимой стабильности, минимальный экономический рост. 

Минусы – стагнация; процветание теневой экономики и коррупции; накопление социальных противоречий и сползание к явному противостоянию власти и общества; рост экстремизма; усиление криминальной активности; «паразитирование» местных элит на федеральном бюджете; продолжение политики фактического «шантажа» федеральной власти угрозами дестабилизации и исламского радикализма.

БЕССИСТЕМНЫЙ 

сценарий. Это – усовершенствованный вариант предыдущего, инерционного. Основан на убеждении политиков в том, что социально-экономическую и политическую ситуацию на Юге России можно улучшить, реализуя лишь целевые локальные программы социально-экономического характера. При этом не учитываются особенности макрорегиона и не предполагаются конкретные механизмы для решения реальных проблем Юга России в целом.

Плюсы – те же, что и в предыдущем сценарии, но дополненные частичными социально-экономическими успехами. Однако общие результаты при таком подходе незначительны. 

Минусы – те же, что и в инерционном сценарии. Главный недостаток – отсутствие четкого представление о взаимосвязи всего комплекса проблем на Юге России. Отсюда – и отсутствие системного подхода, без выделения ключевых проблем. Результат – сохранение большинства социально-экономических проблем и тлеющих конфликтов.

ПРЕДПОЧТИТЕЛЬНЫЙ 

сценарий. Именно этот вариант, построенный на основе приоритета – нацпроекта развития Юга России, мог бы положить начало решению скопившихся проблем. Однако тут требуется признать необходимость радикальных преобразований во всех значимых сферах жизни – политической, социальной, экономической и культурной – не только СКФО, но и ЮФО. Ученые настаивают на необходимости рассматривать Юг России как единый регион – без деления на «русские» области и края и «кавказские» республики.

Плюсы – рост инфраструктуры, развитие малонаселенных районов, снижение социальной напряженности, регулируемая миграция, большая занятость населения. 

Минусы – политические риски временного обострения существующих проблем, возможность появления новых локальных конфликтов.

По инерции

По прошествии более десяти лет со дня опубликования прогнозов ученые ЮНЦ РАН констатируют: сегодня – в условиях всеобщей коррупции в республиках, тлеющем национализме, крепнущих экстремизме и терроризме – продолжается использование консервативно-бюрократического или инерционного пути развития южнороссийского общества…

Для северокавказских республик экономические и социальные вопросы так и не стали приоритетными, как это принято в ЮФО и центральных областях России.

Почему политики и специалисты, занимающиеся проблемами Северного Кавказа, которым в помощь, собственно, и предназначалось исследование, не придали значения этим прогнозам, неизвестно. Однако результат таких действий (или бездействия?) налицо. 


Когда ни денег, ни связей…

Ученые давно предупреждали – неравномерность социально-экономического развития областей, краев и республик Юга России приведет к оттоку северокавказского населения вглубь страны из-за безработицы. Люди ехали и едут туда, где для них есть работа. Выходцы из Кабардино-Балкарии, например, широко представлены в Москве: мужчины работают водителями такси и на общественном транспорте, женщины трудятся в цехах кондитерских фабрик и на швейных производствах. Так люди живут десятилетиями – на съемных квартирах, вдали от родных, без всякой надежды, что порочный круг можно разорвать.

Ведь в родных краях устроиться на работу (в вуз, в детский сад) без взятки невозможно. Если нет денег или успешной родни среди руководства республики (города, села), делать на Северном Кавказе нечего. 

Когда к власти приходит представитель сильного клана, он начинает с того, что трудоустраивает свою родню. Известно высказывание одного из северокавказских лидеров (и отнюдь не Рамзана Кадырова), который, заняв пост главы республики, пообещал: все его родственники, умеющие ставить подпись под документом, будут приняты на должность. Обратите внимание – обещана не просто работа, а руководящее кресло (или креслице) начальника.


Подбирают с обочины

Так было в северокавказских республиках двадцать, десять лет назад – ничего не изменилось и теперь. Надо ли говорить, что страдает от этого в первую очередь молодежь. Без наличия «социального лифта», позволяющего трудолюбивому и образованному молодому человеку не просто выбраться из нищеты, но и добиться успеха в обществе у себя в республике, ситуация для кавказской молодежи выглядит безнадежно. 

Ученые ЮНЦ РАН предупреждали о самых негативных последствиях такого развития ситуации, когда наиболее уязвимой частью общества окажется именно молодежь. 

Тут на сцену и выходит запрещенная в России организация ИГИЛ. Не секрет, что массовыми адептами террористов становятся как раз те обездоленные молодые, кто не нашел своего места в жизни у себя на родине.

Современные российские аналитики и эксперты выделяют основные причины, по которым люди ищут решения своих проблем именно в стане запрещенной в РФ ИГИЛ. По мнению политолога Артура Примака, «…жажда социальной справедливости – одна из причин, заставляющих российскую молодежь искать ее в джихадистском подполье». Ту же мысль развивает и профессор МГИМО Михаил Александров: «…на фоне коррумпированной насквозь политической элиты, как на Западе, так и у нас, ИГИЛ может показаться маяком надежды для уставших от воровства, коррупции и политической демагогии людей». 

Игиловцы, прекрасно понимая, что люди тянутся к ним именно по социально-экономическим, а не религиозным причинам, не устают повторять, что только государство «истинного ислама» дарует людям жизнь без проблем. Вот и бегут к террористам целыми семьями те, кто устал от беспросветной жизни на родине.

Говорят, невозможно дважды войти в одну и ту же реку. Однако, как показала практика последнего десятилетия, можно снова и снова делать одни и те же малоэффективные управленческие шаги, продолжая развитие по инерции, как показали исследования ученых ЮНЦ РАН.

Пускать все на самотек и дальше слишком опасно. Завербованных террористами адептов запрещенного в России исламского государства теперь можно встретить и среди молодых, живущих далеко за пределами СКФО. И среди не очень молодых – тоже.

Комментарии читателей
(Вход для анонимных комментаторов обозначен зеленой иконкой) Не публикуются комментарии, содержащие ненормативную лексику, ссылки на сторонние ресурсы, сообщения рекламного характера или противоречащие законодательству РФ. Лучшие комментарии могут быть опубликованы в газете.
Новые публикации

Также в рубрике
«Я так ждала этого дня!»
В Красном Сулине прошел день подписчика на газету «Наше время». Для верных читателей газеты он стал настоящим праздником
К службе готовы!
Областной сборный пункт в Батайске. Церемония отправки донских новобранцев в войсковые части 
#размышлениядлянв
Любить или «делать вид»
Счастье в каждый дом
10 ноября у нас был очередной День добрых дел
Спасайте Сашу
Знакомьтесь, это Саша Маркин из города Шахты. Ему 15 лет. У мальчика – апластическая анемия сверхтяжелой формы: костный мозг не вырабатывает достаточн...
В этом номере