По сей день  все новые эпидемии гриппа принято сравнивать с пандемией «испанки», начавшейся в 1918 году.

Это была, вероятно, самая смертоносная пандемия в истории человечества: «испанка» унесла больше жизней, чем наиболее кровопролитный, на тот момент, военный конфликт — Первая мировая война и все известные человечеству пандемии.

Ныне считается, что от «испанки» скончалось от 20 до 100 млн. человек по всему миру. Для сравнения: Первая мировая война унесла жизни примерно 15 млн. человек, эпидемия СПИДа — около 14 млн. За один год «испанка» убила больше людей, чем чума («черная смерть») убивала за столетие в средневековой Европе.

Эпидемия уничтожила 17 млн. индусов (5% населения страны), 550 тыс. американцев, 400 тыс. французов, 260 тыс. японцев, 200 тыс. англичан. Однако есть историки эпидемий, которые называют и большие цифры, в том числе 100 млн. Пит Дэвис, автор книги «Дьявольский грипп», считает, что переписи населения в начале 20­го века были редкостью, а многие регионы планеты, пострадавшие от гриппа, никто не обследовал. Известно, например, что грипп уничтожил 60% эскимосов Северной Америки. В результате этой эпидемии полностью исчезли некоторые племена в Африке, население некоторых городов сократилось на 90%.

Население архипелага Фиджи сократилось на 14%, Западного Самоа — на 22%. Вероятно, единственным крупным населенным пунктом, в котором гриппом не заболел ни один человек, был город Белем, находящийся на острове в дельте Амазонки. В любом случае, гриппом переболел каждый пятый человек, пандемия уничтожила от 2.5% до 5% населения Земли. Грипп серьезнейшим образом ударил по армиям воевавших государств: к примеру, в США переболело 40% военных моряков и 35% солдат.

Ныне считается, что первый очаг «испанки» возник в США — именно там, скорее всего, произошла мутация вируса, раннее поражавшего только водоплавающую птицу (эту версию, в частности, отстаивает Джон Бэрри, автор книги «Великая инфлюэнца»). Однако до сих пор никто точно не знает, почему вирус гриппа стал столь смертоносным (в 1950­е годы начались, а в 2005 году успешно завершились попытки обнаружить вирус «испанки» — для этого производились эксгумации жертв этой эпидемии, захороненных в условиях вечной мерзлоты).

Пандемия началась сперва в небольшом городке на Среднем Западе, а оттуда, судя по всему, была перенесена в военный лагерь, расположенный неподалеку от города Канзас­Сити. Первым (утром) заболел повар, а вечером больными оказались более ста солдат и офицеров. Через неделю больные «испанкой» появились абсолютно во всех штатах США. Чуть позже очаги заражения были обнаружены в Испании, Франции и Италии. Пандемия распространялась тремя волнами: март­июль 1918 года (относительно небольшое количество смертельных случаев), сентябрь­декабрь 1918­-го (наиболее смертоносная волна) и февраль­апрель 1919 года (число смертей несколько снизилось).

Известные на тот момент эпидемии гриппа уносили жизни примерно 0.1% заболевших, «испанка» была в 25 раз более смертоносной. Грипп не знал расовых, национальных и классовых различий — его жертвами становились представители всех народов, в равной степени богатые и бедные. Поразительно, что жертвами гриппа становились прежде всего молодые и здоровые люди, а дети и старики, обычно входящие в «группу риска», болели значительно реже и легче (прежде всего погибали дети в возрасте до 5 лет, люди в возрасте 20­40 лет и старики, находившиеся в возрастной группе 70­74 лет). Объяснить этот феномен пока не удается. Одна из теорий гласит, что люди старшего поколения каким­то образом смогли «накопить» иммунитет, пережив предыдущие эпидемии, а дети и подростки вели более здоровый образ жизни, чем взрослые, которые серьезнее всех страдали от стресса, вызванного мировой войной.

Война и сопутствующие ей факторы — плохое питание и гигиена, скученность и пр.­ способствовали распространению болезни. В принципе, войны и эпидемии всегда шли рука об руку. Традиционно от болезней погибало больше военнослужащих, чем от пуль и снарядов противника. К примеру, во время англо­бурской войны 1899­1902 годов британская армия на каждого убитого бурами солдата потеряла 10 солдат, умерших от болезней. Борясь с партизанами, англичане загнали четверть мирного населения в концлагеря, где также начали свирепствовать болезни, убившие каждого восьмого.

Грипп получил название «испанка» благодаря военной цензуре, которая запрещала газетам публиковать информацию об эпидемиях. Подобным образом власти стремились, во­первых, не давать козырей военным противникам, а, во­вторых, предотвратить панику. Испания в войне не участвовала, поэтому первыми о бедствии сообщили именно испанские газеты. Показательно, что в газетах США, Канады, Великобритании и иных англоязычных государств, «испанку» даже не называли ее «официальным» названием — инфлюэнца. Они предпочитали использовать слово «грипп», что возможно перевести, как «хворь». Больные гриппом задыхались и кашляли кровью (поэтому «испанку» иногда называли «пурпурной смертью») и испытывали серьезные мучения, что мало сочеталось со значением слова «хворь».

Очаги гриппа повторяли карты коммуникаций – они возникали вдоль железных дорог, в портах и т.д. В США были отмечены ситуации, когда грипп долгое время не добирался до отдаленных поселков и ферм. Однако стоило в «медвежьем угле» появится почтальону или полицейскому, эпидемия вспыхивала и там. Известно множество случаев, когда «испанка» уничтожала в первую очередь местных медиков, которые по долгу службы первыми контактировали с больными. В результате целые города оказывались без медицинской помощи. Умерших было трудно хоронить — появились братские могилы, трупы умерших сутками и даже неделями лежали в домах и на улицах, что делало возможным появление иных смертоносных инфекций.

На некоторых островах Тихого Океана главной причиной смерти был не грипп и его осложнения, как таковые, а голод: больные и выздоравливающие были столь слабы, что оказались не в состоянии позаботиться о себе и ближних. Из­за гибели взрослых многие малолетние дети остались сиротами, и обеспечение их средствами к существованию в условиях эпидемии стало еще одной серьезнейшей проблемой. Во многих странах мира было практически полностью парализовано железнодорожное сообщение (описаны ситуации, когда поезда просто останавливались в чистом поле, поскольку заболевал машинист). Серьезные проблемы испытывали почтовые службы.

Борьбу с гриппом вели как государства, так и отдельные города и деревни. Общепринятым средством защиты от «испанки» было введение карантинов. Альфред Кросби, автор исследования «Забытая пандемия Америки», описывает мрачную картину: отдельные общины создавали вооруженные патрули, которые предписывали всем посторонним путешественникам, желавшим попасть на запретную территорию, вернуться назад — под угрозой применения оружия. Во многих местах были закрыты театры, танцзалы и иные общественные здания, иногда даже церкви, причем в некоторых случаях они оставались закрытыми на протяжении целого года.

В одном американском городке местные законодатели, стремившиеся затормозить распространение эпидемии, приняли закон, запрещавший рукопожатия (любопытно, что этот закон забыли отменить, и он действует по сей день, перейдя в категорию абсурдных законодательных актов). Даже в городах, где больных было относительно мало, вводились новые правила общежития. К примеру, магазины по­новому торговали: покупатель оставался на улице – он просовывал деньги и список нужных ему товаров в почтовый ящик или окошечко, продавец выставлял пакеты с заказом через дверь, не вступая в прямой контакт с покупателем.

Линетт Леццони, автор книги «Грипп 1918 года», собрала обширную коллекцию методов борьбы с эпидемией, которые пытались применять врачи. В качестве главной меры предохранения людям предлагалось полоскать горло морской водой, а также носить марлевую повязку, закрывающую рот и нос. Больных предписывалось содержать в тепле. В качестве средств лечения предлагались теплые компрессы на грудь, а также — лук, чеснок, турнепс, шпинат, спаржа и даже керосин. Однако лекарств, способных серьезно помочь заболевшим, в тот момент просто не существовало, несмотря на то, что фармацевты к тому времени создали лекарства и вакцины, способные бороться с дифтерией, сибирской язвой, менингитом… Стремясь справиться с эпидемией, медики и фармацевты спешно разработали десятки вакцин против гриппа — однако ни одна из них не сработала.

«Испанка» протекала по нетипичной для гриппа схеме: в отличие от предыдущих эпидемий практически у всех заболевших болезнь переходила в воспаление легких. Лечить пневмонию тогда еще не умели, поскольку антибиотики появились в арсенале врачей лишь десятилетия спустя. Медики даже не знали, что большие дозы витамина С способны помочь справиться с недугом. Аспирин был, вероятно, единственным препаратом, который каким­то образом облегчал страдания больных.

Однако это было редкое и достаточно дорогое лекарство. Кроме того, аспирин разработала и выпускала только германская компания Bayer, что в условиях мировой войны делало поставки этого препарата странам­противникам Германии делом практически невозможным. Существовала и еще одна проблема — общественное мнение. Джина Колата, автор исследования «Грипп: история великой пандемии», отмечает, что, так как причины эпидемии были неизвестны, в американском обществе стало популярным мнение, что Bayer добавляет болезнетворные бактерии в таблетки аспирина.

Вообще «испанка» породила множество слухов. Газеты писали о германских шпионах и военных кораблях, которые доставляли ампулы с ядом на территории иных стран и отравляли колодцы. В распространении эпидемии обвиняли большевиков и анархистов. Чтобы не заразиться, рекомендовалось носить бриллиантовые колье, поскольку возбудитель болезни не выносит присутствия алмазов. Курение тоже считалось способом избежать гриппа. Предлагались и более экзотические методы борьбы с эпидемией, например, специальные обряды вуду и сушеные куриные желудки.

Ныне считается, что многие вирусы, вызывавшие крупные эпидемии гриппа в 20­-м веке, являются прямыми потомками вируса «испанки». В 1976 году в США скончался военнослужащий — в его крови обнаружили вирус, который крайне напоминал возбудителя «испанки». Этот случай стал поводом для начала широкомасштабных программ по защите населения от гриппа.

После «испанки» мир столкнулся еще с рядом серьезных пандемий гриппа. В 1957­1958 годы свирепствовал «азиатский грипп». Впервые он проявился в Китае в феврале, через полгода эпидемия охватила весь мир. Число жертв «азиатского гриппа» точно неизвестно, по различным оценкам в результате эпидемии погибли 2­4 млн. человек. Вирус «азиатского гриппа» мутировал и в 1968­1969 годы вызвал эпидемию «гонконгского гриппа». Его жертвами стали от 750 тыс. до 2 млн. человек. В 2005 году началась эпидемия «птичьего гриппа», которую, к счастью, удалось сравнительно быстро локализовать, а в 2009 году — «свиного» или «мексиканского» гриппа. Последний вирус тоже достаточно нетипичен: он наиболее опасен для людей моложе 50 лет. обычно в группы риска входят пожилые люди и дети.