Когда у нас в газете появилось объявление о «прямой линии» с министром, на редакцию обрушился шквал звонков. Еще бы, здоровье волнует всех и каждого. Тем более что наши постоянные читатели знают, что после разговора по «прямой линии» с Т.Ю. Быковской казавшиеся неразрешимыми вопросы удается уладить…

— Татьяна Юрьевна, здравствуйте. Меня зовут Тамара Федоровна, мне 87 лет. Я уже шесть лет не выхожу на улицу, лежу. Живу одна, обслуживает меня соцработник. Я — льготница, но льготы я получаю деньгами…

— То есть вы отказались от соцпакета?

— Да, отказалась. Хотела вот зубы вставить, заплатила деньги, а мне сделали очень неудачно. Врача вызывала на дом из поликлиники на Ленина. Теперь и жевать не могу, и средств на лечение у меня нет. Я хотела у вас спросить: может, с вашего разрешения мне сделают зубы на дому бесплатно…

— Зубопротезирование, действительно, платное. Но если платная услуга оказана некачественно, работу необходимо исправить. Оставьте мне свой домашний адрес и телефон, с вами свяжутся…

— Только, душечка, скажите, пожалуйста: из какой больницы звонить будут? Только чтобы не с улицы Ленина. А то мне уже сделали, а жевать я не могу…

— Вам позвонят из городской стоматологической поликлиники. Все у вас уточнят, подойдет доктор и посмотрит, чем он вам сможет помочь.

— Я живу одна, денег брать негде. Но я бы, может, смогла хоть половину заплатить…

— Давайте посмотрим, чем вам сможет помочь доктор, тогда и определимся.

— Спасибо, родная.

— Будьте здоровы!

— Татьяна Юрьевна, вас из Ремонтного беспокоят — Виталий Викторович. Во-первых, спасибо вам большое за то, что вы такой неординарный руководитель. Умеете слушать людей, принимать решения и, самое главное, их контролировать.

— Спасибо.

— А вопрос у меня вот какой. Дочь поступает в мединститут. Благодарю минздрав, что дали нам направление. Но селяне все-таки эти 10-15 баллов не добирают…

— А она по ЕГЭ поступает?

— Да. У нее 201 балл, в списке она — 130-я. Она как целевик идет, но, наверное, она не пройдет…

— Не знаю, посмотрим. Я не готова вам пока ничего сказать — не знаю, каким будет проходной балл.

— Ну, в виде исключения…

— Виталий Викторович, я, к сожалению, никакого исключения сделать не могу. Мединститут — федеральное учреждение образования, не подведомственное мин­здраву Ростовской области. Если балл позволит — девочка поступит. В конце концов не выйдет в этом году — будем на следующий год пробовать поступить. Причем у нее будет время проверить себя в стремлении стать врачом.

— Ну хорошо, Татьяна Юрьевна. Я вам очень благодарен.

— Спасибо и будьте здоровы!

— Татьяна Юрьевна! Видели ли вы, в каком состоянии находятся поликлиника № 20 Советского района и приемное отделение больницы № 20?

— Без сомнения, видела…

— И когда все это будет отремонтировано?

— Вопрос ремонта городской больницы № 20 находится в компетенции мэра города Михаила Анатольевича Чернышева и начальника управления здравоохранения Ростова. Я не распоряжаюсь бюджетом города. В соответствии со 131 Федеральным законом о разграничении полномочий ответственность за содержание лечебных учреждений, их материально-техническое состояние целиком возложена на их собственника — муниципалитет, то есть администрацию города. Министерство здравоохранения полностью отвечает за областные учреждения здравоохранения. Администрация и губернатор, в рамках имеющихся у нас финансовых возможностей, выделяют финансовую помощь для ремонта или закупки оборудования, мебели. Город Ростов не является дотационным, он вполне самодостаточен. Однако ремонт такого крупного лечебного учреждения, как БСМП-2, проводился в большей степени за счет областного бюджета. ГБ № 1 несколько лет, пока город не мог выделять средства на больницу, ремонтировалась за счет области. А вот сегодня уже идет капитальный ремонт 20-й больницы за счет средств города, соответственно, будут отремонтировано и приемное отделение, и поликлиника.

— То есть областного министра не слишком волнует, в каких условиях работают врачи?

— Разве я вам об этом сказала? Условия, в которых работают врачи, меня очень волнуют. И мэру города я неоднократно говорила об этом. Но средства выделяются, и ремонт идет. В прошлом году, насколько я знаю, город Ростов за счет собственных средств и средств федерального бюджета построил и ввел поликлинику и больницу на Днепровском…

— А какая зарплата у министра здравоохранения, у заместителей, у зав. отделениями, врачей?

— Я представила налоговую декларацию, и с моей зарплатой можно ознакомиться на нашем сайте. У зав.отделениями зарплата зависит от мощности отделения и профильности, от их стажа работы и составляет от 15 до 30 тысяч рублей. У заведующих кардиологическими и кардио-хирургическими отделениями она выше. У главных врачей — в зависимости от того, какой контракт подписан с главой администрации. Участковые врачи, благодаря национальному проекту «Здоровье», если работают в городе, получают до 20 тысяч, если в селе — чуть больше. Врачи и фельдшеры «скорой помощи», благодаря системе доплат, тоже получают неплохую зарплату.

— Но при этом большая разница в зарплате медсестры и врача…

— Согласна с вами. Но разница и должна быть, ведь ответственность врача гораздо выше в процессе лечения больного. Однако, если посмотреть заработную плату молодого врача без стажа и категории, и медсестры, то чаще всего средний мед­работник получает гораздо большую зарплату. И потом, существует тарифная сетка, по которой определяется заработная плата исходя из федеральных нормативов.

— А федеральные нормативы кто составляет?

— Министерство здравоохранения и социального развития.

— Раз мы коснулись «скорой помощи», то у меня еще вопрос. Все время говорят, что бригады «скорой помощи» должны быть укомплектованы полностью: врач, фельдшер и санитар…

— В соответствии с федеральным приказом, определяющим работу и штатное расписание бригад «скорой помощи», комплектация «врач, фельдшер, санитар» предусмотрена только для врачебной или специализированной бригады. Остальные — фельдшерские бригады — по готовящимся сегодня новым нормативам должны будут состоять из двух фельдшеров и санитара.

Только специализированные бригады «скорой помощи» должны быть укомплектованы врачами. И сегодня ряд манипуляций, которые раньше были отнесены к полномочиям врача, может выполнять фельдшер.

— То есть фельдшер заменяет врача?

— Нет, не заменяет. Есть виды медицинской помощи, которые до настоящего момента оказывал врач, хотя может оказывать фельдшер. Готовящийся новый федеральный приказ внесет изменения в функции фельдшера, даст возможность для проведения ряда манипуляций, которые ранее выполняли врачи.

Фельдшер должен оказать доврачебную медицинскую помощь и при необходимости транспортировать пациента в больницу. Если требуется срочная помощь врача, то фельдшер вызывает специализированную бригаду скорой медицинской помощи.

Специализированные, реанимационные, кардиологические, психиатрические, бригады, конечно, должны быть укомплектованы врачами, помимо фельдшера и санитара.

— Все понятно — экономия врачебных ставок…

— Да почему же экономия? Существует разделение: доврачебная помощь и врачебная. Зачастую нецелесообразно ехать на вызов врачебной бригаде, где справятся фельдшера. К тому же врачи и сегодня не особо стремятся работать на «скорой помощи»…

— А потому что мало платят!

— Не могу с вами согласиться. Врачебная ставка на «скорой помощи» вполне достойная по сравнению со ставками врачей стационара или узких специалистов поликлиники.

— Но они же сутками работают, в жару. Я знаю, какая у них работа.

— Моя мама всю жизнь проработала на «скорой помощи», поэтому я прекрасно знаю, в каких условиях работают врачи скорой. К сожалению, защищенность врачей «скорой помощи» очень низкая — и случаи бывают разные. Кроме трудности погодных условий, еще бывают нападения на работников СП, большое количество ложных вызовов и т.д.

— И в течение какого времени должна приехать «скорая помощь»?

— Норматив доезда 20 минут. К сожалению, современная ситуация на дорогах: пробки, низкая культура водителей, когда машину СП не пропускают, закодированные двери в подъездах — все это препятствует нормальной работе скорой помощи.

— Спасибо, извините, до свидания.

— Всего хорошего.

— Татьяна Юрьевна, вам звонит Валентин Михайлович из Гуково. У меня такой вопрос к вам. Вчера в газете было написано о том, что тест-полоски для глюкометров выдают бесплатно. Вот уже седьмой месяц заканчивается, а я ни разу не получал эти полоски…

— Вы льготник региональный или федеральный?

— Федеральный. Болею сахарным диабетом уже 37-й год, инвалид третьей группы.

— Вам действительно должны предоставлять тест-полоски бесплатно. Если раньше мы не закупали их, потому что в рамках федеральной программы не было такого права, то сейчас мы их закупаем. Поэтому я обязательно по вашему вопросу разберусь с главным врачом города Гуково — почему вам не предоставляют тест-полоски.

— Да, вот в прошлом году что-то давали, а теперь — нет…

— Я обязательно разберусь с вашим вопросом, Валентин Михайлович.

— Спасибо.

Продолжение следует.