Тот случай запомнится надолго: он — перед глазами, как на кинопленку. Хотя, даже перемотав эту запись на самое начало, никак не пойму: и что нас дернуло тогда срезать угол через гаражи?

За беседой мы не обратили внимания, что уж очень тихо вокруг. Причина появилась внезапно: за гаражами нас встретили двое парней.  С гладковыбритыми головами, без маек, на обнаженном теле одного из них заметна татуировка в виде свастики…

Увидев нас, они радостно улыбнулись и двинулись навстречу. А вот мне с другом радости от таких визави не было. Сейчас будет…

Камера, стоп! Крупный план на моего спутника!

Студент медуниверситета Джамиль — узбек. Его студенчество по лицу не определить, а вот национальность — легко. Нерусский. Приезжий. Чужой. Таких многие считают злом, налетевшим на Русь-матушку, главной причиной всех бед…

Давайте поедем в «обитель зла» с этой точки зрения. Рынок «Темерник» — тут таких приезжих тысячи. И давайте спросим, не сколько стоит вот эта розовая кофточка, а как им живется в России?

— Тяжело, конечно, но здесь лучше с работой, чем у нас на Родине, — рассказывает молодая пара таджиков. — Живем в однокомнатной квартире вчетвером. И то устроились с трудом — без рекомендации на квартиру никто не примет.

Домой ездить у Тимура и Лилии получается нечасто, но деньги родителям отправляют регулярно. По словам молодых людей, вечером опасно гулять: отнять могут телефон и деньги, побить. Ведь знают, что в милицию не побегут, милиция сама их постоянно «отлавливает», даже если миграционные документы в порядке

— Но мы принимаем это и терпим. Но станут ли наши будущие дети здесь «своими»? Или их так же будут бить, как чужаков?

Теперь крупно дайте этих двоих.

Их рты искажены произнесением: «О, гоблин узкоглазый!». Если отпустить кнопку паузы, далее  — «Россия для русских!» …

… Откуда вообще появилось такое? Историю русского национализма отсчитывают с 18 века, когда русская интеллигенция начала проявлять особый интерес к западно-европейской философии. Многие современные историки уверены, что эта зараза — привозная.

Хотя были и «местные» причины. С момента тесного контакта с европейцами россияне смотрели на европейцев как на равных. Как тогда восторгался Карамзин: «Кто в мире и любви умеет жить с собой, тот радость и любовь во всех странах найдет!». Но вскоре ситуация резко изменилась. Из-за сравнения России с западноевропейскими странами, которое было не в пользу первой, произошел раскол в стране на западников и славянофилов. Не будем забывать и про «понаехавших» к тому времени князей покоренных народов, которые вели себя, скажем так, несвойственно для той эпохи. Потихонечку «любовь во всех странах» превратилась в зависть к одним и презрение к другим…

С этого момента и стали появляться пресловутые националистические лозунги. Хотя национализм стимулировал интерес к истокам России и ее культуре, многие великие русские люди внесли свою лепту в его «современное» развитие. Знаменитый русский химик Дмитрий Менделеев писал: «Национализм во мне столь естественный, что никогда никаким интернационалистам его из меня не вытравить». А Федор Михайлович Достоевский — «Хозяин России есть один лишь Русский, так есть и всегда».

Кстати, раньше слово «нация» обозначала не весь народ, а  элиту, дворянство. Ранние националисты сражались не с торговцами-узбеками, а  элитой в России. Но чубы трещали, как правило, у «плебеев».

…Снова о дружбе народов заговорили лишь в СССР. Существует два совершенно разных мнения. Одни думают, что из-за сталинского режима в СССР национализм отсутствовал как таковой, другие — что он содержал элементы расизма и шовинизма. Но какую бы точку зрения вы ни разделяли, нельзя забывать: настоящий, а не декларируемый вождями, интернационализм стал нашим спасением во время Великой Отечественной войны.

А вот к закату советской империи маятник снова качнулся. Про братство забыли, зато вспомнили, кто на чьих землях сидит, и кто кого кормит. «Одни мы работаем, а они нашу кровь пьют» — так говорили во всех республиках СССР без исключения.

К сожалению, в реальной жизни невозможно выдержать паузу, перемотать время назад, чтобы изменить наш злополучный маршрут. Поэтому через пару секунд после наци-клича, в лицо Джамилю летит кулак…

Почему мы сторонимся, боимся и не желаем принимать «чужих»? Спроси любого из таких молодчиков. В ответ: работы лишают, культуру испоганивают, воздух загрязняют… 

Работа? Но таджики или узбеки и не рассчитывают на те профессии, которые были бы соблазнительны для «коренного». Они работают  дворниками, уборщицами, посудомойками, в лучшем случае продавцами торговых палаток. Лишь бы заработать на самое необходимое — еду и одежду. Самая черная работа, спрос на которую всегда есть. И захоти любой из местных поработать дворником за 5 000, он всегда найдет такую вакансию.

Чужая культура? А что вы вообще знаете про узбекскую культуру, например, про трехтысячелетний Самарканд? Те люди, которые торгуют на рынке, не являются носителями культурного пласта. Это маргиналы, приехавшие в нам из деревень и сел. Возьмите пропитого Ваню из деревни  и поставьте рядом с «нашарашевским» Джамшутом — вы не увидите разницы.

И так же легко можно разбить любой тезис «наци», которым он подтверждает занесенный кулак. Остается только голая агрессия, с помощью которой неудачник пытается самооправдаться, найти виновного в своих проблемах: ну не себя же ему винить в том, что у него ни работы, ни образования, и здоровье уже пропито-прокурено!

Когда через полчаса приедет «скорая», врач спросит:

— Кто тебя так, парень?

— Хозяева России, — ответит Джамиль. И, уверяю вас, восхищения в голосе не будет.

…Вы читали когда-нибудь книги о Великой Отечественной войне? Вспомните, волновал ли кого-нибудь из героев таких книг, кто это там едет с ним в атаку в танке: узбек или русский? И будет ли волновать это вас в такой же ситуации?

Кадр резко меняется.

Поздний вечер. Темная аллея. Круглоголовый мальчик, с виду лет пятнадцати,  идет домой. Напряженная музыка прилагается.

Вот и они — три здоровенных бритых лба. Социобиологический подвид гопота обыкновенная принадлежат к отряду непарнокопытных, скинхедского вида.

Конечно же, подходят, и начинается «брейн-ринг»:

— А закурить не найдется?  — Тогда хоть время подскажи.- Слышь, а дай позвонить.

— Простите, пожалуйста, не курю. — Ребят, часов нет. — Не могу, простите, у меня телефона нет.

— Слышь, ты че нас за лохов держишь? Да кто ты по жизни, вообще?

— Я — послушник Тибетского монастыря Дао-Май. Через неделю стану монахом, чтобы подготовить свой дух и очистить разум, для этого я провел в медитации внутри высокогорной пещеры без воды и пищи пять дней. После принятия пострига нам нельзя выходить за пределы монастыря. Поэтому я отпросился у наставника приехать сюда, на родину, повидаться со своей старенькой бабушкой. я привез целебнейшее варенье из одуванчиков, изготовленное по древнему тибетскому рецепту, оно помогает от многих болезней.

Лбы стали спинами и удалились.

К сожалению, в нашем мире каждый может смело рассчитывать на свою долю глупости, грубости и чванства и приходится это независимо от национальной или расовой принадлежности. Жаль только, что не все аустралопетеки, встречающиеся на нашем пути, имеют такое же почтение к древней тибетской культуре и целебнейшему варенью из одуванчиков, как те трое.