Многим хочется экстрима. Мне — прыгнуть с парашютом  или, по крайней мере, с моста на верёвке. Мечтаю лет с пяти. Загадывала — исполнится пятнадцать и…

Но до восемнадцати лет прыгнуть не дадут — родители решительно против. Небезосновательно.

— Десантники тренируются очень долго для первого прыжка, отрабатывают приземление на специальных качелях,— говорит папа, бывший военный. — А вам предлагают просто прийти на полигон, получить двухчасовой инструктаж – и вперёд, прыгать. Это дикая нагрузка на весь организм. У тебя ещё даже скелет не сформировался! Нет, разрешение я тебе не дам.

…Но так хочется ощущения полёта! Пускай человек самостоятельно может лететь лишь сверху вниз, но всё же это — полёт. Сделать самому шаг в неизвестность. Решиться. Папа говорит, что если слишком долго решаться, то последует нежный пинок под зад со стороны инструктора, и полетишь ты в эту пропасть как миленький. Но всё-таки….

Нашла другой вариант — ростовские прыжки на верёвке с мостов и высоток. Пока любовалась на фотографии, вся в мечтах, в комнату зашел старший брат. Тоже обо мне заботится, причём абсолютно искренне.

— Ты от себя совершенно не зависишь! Парни взяли верёвку скалолазную, прикрепили к тебе и — лети. А потом не обижайся, что все кости переломаны. Если они неправильно рассчитают натяжение верёвки — хрясь об землю. Неправильно рассчитают угол наклона — сначала об стену, потом об землю. Верёвка просто порвалась — всё. Конец всем планам и надеждам. Останется мокрое пятнышко на бетоне.

Вновь атакую родителей — дайте хотя бы в тандеме (вдвоём с инструктором) прыгнуть. И тут облом…

— Ладно, если бы ты знала, с кем прыгаешь. Так ведь нет — приходишь, незнакомый мужик, который за день уже с десятком таких же юнцов прыгнул, цепляет тебя к себе, проводит двадцатиминутный инструктаж, и полетели. А если у него в полёте сердце откажет? Ты полностью вверяешь свою судьбу незнакомому человеку.

Как гласит кавказская мудрость: «Мама не разрешает — все возрасты покорны». И родители правы — действительно опасно.

Мои аргументы лишь: целая минута счастья, полная, на мой взгляд, безопасность — приземляется то инструктор, а не я — и ещё раз минута счастья.

— А вдруг..? Ты же не хочешь остаться инвалидом?!

…В интернете 350 сообщений, где каждый сказал: «Родители были против, а я сначала прыгнул, потом сказал. Они жутко бесились, но потом смирились». Я так не хочу. Либо я найду способ убедить их в безопасности прыжков, либо не буду прыгать. Они заботятся обо мне, а я должна заботиться о них.

Но всё-таки я хочу в небо, в эту высокую бездну… Ладно, куплю себе как-нибудь, потом, дельтаплан и изучу небо в деталях. Буду летать не сверху вниз, а как птица — вдоль горизонта. Вот тогда и попарим в облаках.

Надежда Арифуллина, девятиклассница ростовской  гимназии №34