В конце августа 1945 года Государственный комитет обороны СССР издал постановление № 9887сс/оп, которое сделало  разработки ученых-физиков приоритетом государства. Тогда и был заложен «ядерный щит», который не только много лет защищал страну, но и обеспечивал политическую стабильность в мире.

К памятной дате — 65-летию этого события — и было приурочено открытие выставки «Атомный проект СССР», которое состоялось в Донском государственном техническом университете в Ростове.

«Секретно», «Совершенно секретно», «Особая папка» — этими грифами помечены практически все подлинники  документов, представленные на выставке и имеющие самое непосредственное отношение к разным этапам  создания ядерного оружия в СССР. Рассекречены  эти правительственные постановления, письма, служебные записки и уникальные фотографии не так давно. До того как стать достоянием широкой общественности, они хранились в архивах Президента РФ, Российской академии наук, Службы внешней разведки, Госкорпорации «Росатом», института им. Курчатова, музея ядерного оружия РФ федерального ядерного центра в городе Саров.

Первые исследования ядра урана начались в России, оказывается, более ста лет назад — в 1907 году, а продолжены были уже в СССР. Один из первых  этапов — создание в 1932 году в Ленинградском физико-техническом (Радиевом) институте рабочей группы по исследованию физики атомного ядра. Руководителем ее был назначен молодой и никому не известный тогда физик Игорь Курчатов, будущий «отец» атомной бомбы.

В те годы эта же проблема волновала ученых и других стран — США, Англии, Германии, Франции. Опередить западные державы в исследованиях  атома было для СССР не только престижно, но и чрезвычайно важно для безопасности страны. На выставке представлен проект письма руководства НКВД Сталину о том, как наша  разведка за рубежом собирает информацию о создании сверхсекретного оружия в развитых капиталистических странах.

А вот еще один любопытный документ — с письмом к Сталину о важности ядерных исследований обращается 28-летний физик Николай Флеров (кстати сказать, наш земляк, позже перебравшийся в Ленинград, где и стал известен). На основании этого письма в 1942 году было издано распоряжение о начале работ по исследованию уранового ядра. Тогда в Москве и была создана лаборатория № 2, возглавил ее Игорь Васильевич Курчатов. А чтобы свободно передвигаться по военной Москве, где тогда действовал комендантский час, ученому был выписан пропуск, представленный на выставке. На фотографии 1942 года Курчатова без его знаменитой бороды  не узнать…

И хотя исследования физики атомного ядра не прекращались и в военные годы (достаточно вспомнить работу «шарашек», где под конвоем продолжали работу физики, обвиненные во «вредительстве»), дальнейшую судьбу работ по изучению уранового ядра в СССР — по большому счету — определили послевоенные события 45-го года.

На одной из фотографий, представленных на выставке, Сталин с Гарри Труменом (сменил на посту президента США скончавшегося в апреле 45-го  года Франклина Рузвельта) улыбаются почти дружески — как и принято в большой политике. А за кулисами продолжалась гонка вооружения. На этот раз — ядерного.

Спустя всего два месяца после победы над фашистской Германией — 16 июля 45-го года — в США  был произведен опытный ядерный взрыв. Для Москвы это событие не прошло незамеченным — о нем Сталину тут же доложила разведка. А еще через месяц, 16 августа, американцы сбросили  атомную бомбу на Хиросиму. Так  США продемонстрировали всему миру свою мощь и силу.  На время мир стал однополярным. А человечество вступило в новую эпоху — ядерную,  оставив далеко позади достижения военных науки и техники, позволившие победить фашистскую Германию…

Такая «игра мускулами» американцев послужила мощным стимулом для того, чтобы в СССР к исследованиям физиков-ядерщиков отнеслись  со всем вниманием  и серьезностью. И еще  до того, как 9 сентября 45-го года США повторили «эксперимент», сбросив вторую атомную бомбу на живой город Нагасаки, в СССР «атомному проекту» был придан высший государственный приоритет — 20 августа было подписано известное Постановление № 9887сс/оп.

Спустя четыре года военная составляющая цели — догнать Америку в ядерных исследованиях — была успешно выполнена. 29 августа 49-го  года на полигоне под Семипалатинском прошло испытание первой советской атомной бомбы, разработку которой возглавлял И. Курчатов под  кураторством Л. Берия. Взрыв был зафиксирован в США. Стало ясно, что мировые силы вновь уравновешены.

…А сама бомба была установлена и взорвана  на специальной вышке — незадолго до взрыва ее сфотографировали,  фото можно увидеть на выставке. А вот и сама атомная бомба — рядом с ней запечатлен академик Юлий Харитон, один из руководителей проекта, друг и соратник И. Курчатова.

Спустя год после семипалатинского испытания было принято решение использовать атомную энергию и в мирных целях — на атомных электростанциях. Первая в мире АЭС  была открыта в городе ученых Обнинске в 1954 году.

Развитие науки остановить невозможно. Но соперничество СССР и США в области ядерных исследований не только стало мощным катализатором для дальнейшего развития этой сферы науки, но и на долгие годы обеспечило ядерный паритет.

Если бы советские физики не «догнали» так быстро своих американских коллег, то неизвестно, каков был бы расклад сил в мире. И был бы сам мир?