Ростовская улица 7 февраля начинается на Нижне-­Бульварной и упирается в Большую Садовую как раз напротив Медицинского университета.

Но кто из ростовчан знает о том, что в последней четверти XIX века она называлась Мельничным спуском, потом — Посоховским — по фамилии купца­раскольника, имевшего внизу, у самого Дона, вальцовую мельницу, мука с которой и доставлялась в город по этому спуску? При советской власти его опять переименовали в Мельничный. А название 7 февраля улица получила только в 1930 году — именно в этот день на мельнице произошел взрыв, погубивший многие жизни. В честь этого трагического события и была переименована улица…

Узнать об этом можно из недавно вышедшей в издательстве «Папир плюс» книги Юрия Бибикова «Улицы Ростова-­на-­Дону. Люди. События», что, безусловно, не прошло незамеченным для любителей истории и краеведов. Тем более что подобного рода издание — книга Александра Терещенко «Их именами названы улицы Ростова» — увидело свет 40 лет назад. А с тех пор воды утекло немало…

Чтобы составить этот сборник — справочник по ростовским улицам, автору пришлось проследить за тем, как исторические эпохи оставляли свой след в их названиях.

В Ростове 1905 года, например, были и Почтовая улица, и Думский проезд, и Соборный переулок — их названия связаны с определенными зданиями. Нагорная, Береговая, Луговая говорят сами за себя, и, значит, были в Ростове начала прошлого века даже луга! А вот «именных» улиц — Пушкинская, Воронцовская, Потемкинская — было немного. До сегодняшнего дня «дожили» только классики: Лермонтов, Толстой, Грибоедов, Державин, чьи имена улицы носят еще с дореволюционных времен.

С приходом советской власти пошла первая волна переименований. В названиях улиц увековечивались имена революционеров и героика гражданской войны. Так Суворовская стала улицей Тельмана, Никольский переулок — Халтуринским, а Скобелевская ­Красноармейской.

К 1958 году, когда запахло «оттепелью», обратились к нравственным ценностям советской идеологии, — и началась в Ростове вторая волна переименований. Правда, делали это районные власти весьма произвольно. А потому в Ростове появилось сразу несколько Пушкинских, Ворошиловских, Ломоносовских — на что хватило фантазии…

Зато были переименованы все четыре продолжения улицы Сталина, которые до этого так и назывались: Первое продолжение улицы Сталина, Второе… и так далее. Положили конец и названиям типа «Третий тупик второй пятилетки».

Но были в те годы и адресные переименования в честь выдающихся людей. По подсчетам автора, сегодня в Ростове 75 улиц названы именами Героев Советского Союза и Героев Социалистического Труда, героев Великой Отечественной и гражданской войн, ростовских ополченцев.

Имена ученых носят 25 улиц. Среди них — и нобелевских лауреатов: физиолога Ивана Павлова, изобретателя простокваши и руководителя Пастеровского института в Париже Ильи Мечникова.

Литераторов в Ростове любят особой любовью — свыше 60 улиц названы именами писателей и поэтов. Имена художников носят 19 ростовских улиц, композиторов — 18, театральных деятелей — 4.

А некоторые именные улицы посвящены… неизвестно кому. Улица Сурикова, например. С одной стороны, был поэт Иван Суриков, тот самый, который написал щемящие строки

«… в той степи глухой замерзал ямщик…». С другой — Суриков Василий, автор известной картины «Боярыня Морозова», «Утро стрелецкой казни». В честь кого из них названа улица – неизвестно.

То же — и с улицей Нестерова. Нестеровых, оставивших в отечественной истории яркий след, тоже двое. Один — живописец, другой — летчик, погибший в Первую мировую войну, первым выполнивший фигуру высшего пилотажа, известную и по сей день как «петля Нестерова».

Юрий Бибиков, автор нового справочника, сетует на то, что на ростовских улицах отсутствуют таблички, которые бы упоминали и старое, и новое их название и помогли бы ростовчанам и гостям города знать наверняка, какой такой выдающейся личности обязана улица своим названием. Идея хороша: многие ростовские улицы носят имена людей достойных, но их фамилии ни о чем не говорят горожанам. Получается, что названы они так в честь «кой­кого» — как произносил косноязычный персонаж одной из старых комедий фамилию писателя Максима Горького: «Улица имени Койкого, Максима Койкого»…

Листая справочник, иногда удивляешься некоторым названиям. Например, улица Грамши, которых в Ростове две — 1­я и 2­я. Оказывается, названа она так в честь Антонио Грамши, итальянского политического деятеля, члена итальянской коммунистической партии, погибшего в 1938 году. Такое посвящение не вдохновляет — слишком далеко ушли те времена, когда зарубежные революционеры чтились в нашей стране. Переименовать бы…

— Имя улицы — не шапка, которую можно сносить и выбросить, — возражает Юрий Бибиков. — А кроме того, переименование улицы вызовет большие неудобства. И финансовый вопрос – не главный, сложно другое: замена табличек, изменение печатей, бланков, уставных документов, банковских реквизитов организаций, расположенных на спорных улицах. А сколько проблем возникнет у жителей! Изменение прописки, осложнение с приватизацией жилья, сделок с недвижимостью, регистрацией предприятий — страшная бумажная волокита… Любое переименование действует на людей дестабилизирующе. Потому считаю, что новые названия можно давать только новым улицам.

Автор­составитель справочника надеется, что его книга будет востребована не только краеведами и любителями истории, но и молодежью — школьниками и студентами.

 А когда они станут взрослыми людьми, то пусть помнят, что называть новые улицы надо так, чтобы у потомков не возникало желания переименовывать их…