Собеседник
Современная древность
В V-IV в.в. до н. э. в дельте Дона стояло Елизаветовское городище. Экономический, политический, административный центр Нижнедонского региона. Сейчас схожую роль основного регионального центра выполняет Ростов-на-Дону, только уже как южная столица России. И это неслучайно. В истории развития территорий существует своего рода цикличность.
Подробнее
Культура / №84 от 19 Марта 2010 г.

«Чтение — вот лучшее учение»?..


поделиться
ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru
— Мама, смотри, дуб! — крикнула моя трехлетняя дочка. Мы рассматривали картины в парке Горького. Я удивилась сначала, что она узнает это дерево, а потом вспомнила.

Иногда дочка смотрит старый советский мультфильм «Сказки старого дуба», где чуть ли не в каждом кадре — массивный дуб. На картине в парке был нарисован примерно такой же. «Большинство современных мультиков не смогут сформировать правильное представление детей о чем-то, — подумалось мне, — да и книги, к сожалению, тоже».

Почти в каждом детском издании, что стоят у нас дома, есть ошибки или недочеты. Например, в одной книге под изображением осы подписано «пчела» («Где кто живет?», «Белфаксиздатгрупп», 2007). В сказке «Колобок» со страницы на страницу переходят орфографические ошибки: «…Да в масле пряжон, на окошке стужон…» («Колобок», ООО «Издательство «Мир искателя», Москва, 2007). Пунктационные ошибки в толстенной книге «Самые лучшие детские сказки» встречаются чуть ли не на всех трехстах двадцати страницах («Эксмо», Москва, 2007). В сказке «Рукавичка» зимой в мороз прыгает лягушка, чего в принципе быть не может («Рукавичка. Сказки». — Смоленск: «Русич», 2007). В общем, конкретные примеры можно приводить до бесконечности. Другие мамы тоже не раз жаловались на недочеты в детских книгах.

Нередко сегодня встречается и такое: ошибок в книге нет, иллюстрации — прекрасные, а вот обработка текста отвратительная. Например, сказка «Гуси-лебеди», напечатанная в книге ООО «Издательство «Фламинго» в 2000 году, представляет собой не что иное, как схему. Тот, кто обрабатывал сказку, оставил лишь ключевые моменты сюжета в очень сжатой форме. Ни о какой воспитательной составляющей или эмоциональном воздействии говорить здесь не приходится: остались почти только глаголы и существительные. Все русское, народное из сказки вытравлено…

Интересно, подумала я, если у нас дома нет на полке почти ни одной детской книги, которая устраивала бы на все сто процентов, есть ли они сегодня вообще? Являются ли современные книги источником знаний или, наоборот, могут навредить детям? С этими вопросами я обратилась к специалистам.

«Качественные книги есть»

— заверила меня Ирина Юрьевна КОТОВА, заведующая сектором читального зала библиотеки № 23 имени Белинского МУК ЦБС. Однако к моему приходу подобрала приличную стопу изданий, которым «пятерку», в общем, поставить было сложно. В одной книге стрекоза не очень-то отличалась от муравья, в другой — воробьи плавали в море и т. д.

— Сегодня, — рассказывает Ирина Юрьевна, — каких только книг нет! И все благодаря конкуренции. Книги различаются по форме подачи материала, по содержанию, по оформлению, по цене. Лет десять назад этого еще не было.

То же и с детскими журналами. Раньше выходили только «Мурзилка» с «Веселыми картинками», а теперь «Журнал сказок», «Мир техники для детей», «Тошка», «Ну, погоди!» и другие. Действительно качественная детская периодика. Отметила Ирина Юрьевна, правда, и журналы, которые она со стеллажа с удовольствием бы убрала, например, «Барби».

Отправила бы в хранилище Ирина Юрьевна и некоторые книги. Среди них — немало справочной литературы последних лет выпуска. Энциклопедии издательства «Аванта», например, содержат фактические неточности. Во многих справочниках других издательств нет указателей, даже обычного содержания.

— Эти многотомники  лежат мертвым грузом, — рассказывает книговед, — их никто не берет годами, потому что читать от корки до корки их редко кто берется, а работать с ними неудобно. Если нужна справочная литература, по-прежнему в большинстве случаев обращаются к проверенным, уже потрепанным советским изданиям. С ними и работать легко, и информации там хватает.

— Значит, библиотека сегодня по-прежнему востребована?

— К нам сегодня ходят и дети, и родители. Некоторые, первый раз попадая в библиотеку, удивляются, сколько здесь посетителей. А потом приходят снова и снова. Купить книгу сегодня не каждый может. Мы же выдаем книги на две недели с продлением. К нам часто приходят школьники, чтобы подобрать материал к рефератам, книги, которые просто понравились. Здесь каждому из них можно найти и материал, который поможет ему справиться с заданием учителя, и что-то, что будет интересно почитать на досуге. Поступления в библиотеки сегодня хорошие. Книг поступает много, плохо только, что нет никаких ограничений. Полюбуйтесь-ка на это издание.

Ирина Юрьевна предложила мне книгу Сергея Седова «Сказки про мам». Обложка твердая, страницы плотные, белые — приятно в руки брать. Шрифт крупный, четкий. Такую книгу бы в самый раз читать ученикам начальных классов, если бы… не содержание. Уже первое цитирование повергло меня в шок. Приведу в пример первый абзац из сказки «Жила-была мама»: «Жуткая пьяница. И папа такой же был. Они с мамой все время пили водку, на детей не обращали внимания. А дети были малые. Вот как-то раз пошла мама в магазин и купила бутылку водки».

— Неужели, — недоумеваю, — сегодня никаких ограничений по содержанию нет для поставляемых в библиотеку книг?

— К сожалению, нет. Об этом давно все библиотекари говорят. Попасть сюда может любая книга, если автор решил разместить ее в библиотеках. То есть, главное — заплатить деньги. Убрать что-то в хранилище мы не имеем права. Если книга есть, она должна быть доступной, вне зависимости от содержания и количества ошибок…

Язык — это наследие предков

Когда я попросила прокомментировать «Сказки про мам» кандидата психологических наук, доцента кафедры психологии развития и акмеологии Вячеслава Александровича ТЕРЕХИНА, он дал им рецензию в одно слово: «Муть!»

Говорит, сегодня вообще не видел хороших детских книг, поэтому его внучка будет воспитываться на книгах, которые читали еще ее маме (хорошо, они сохранились). Причины на то веские.

— Чтение ребенку книг с ошибками, — рассказывает Вячеслав Александрович, — прямая дорога к невротизации личности. Вот как это происходит. Образ привязывается у малыша сначала к произношению, потом к написанию. Слово становится заместителем реального раздражителя, его кодом. Раздражитель дает в мозг тот же код, что и слово. Если слово в сознании будет сформировано неверно, то и код будет искаженным. Когда такой человек будет в жизни сталкиваться с правильным образом, произношением, написанием, это вызовет у него удивление, так как он привык воспринимать с ошибкой. Такое несоответствие представления с реальностью, фактически, насилие над личностью. Оно ведет к развитию ее невротизации.

Человек с искаженным сознанием будет отстаивать свою точку зрения, выказывать приверженность «своему» языку. Общаться он будет с теми, кто его понимает, кто изъясняется теми же словами. В итоге формируется целая общность людей с искаженным сознанием, со своим неправильным языком. Такой язык не может рождать ассоциативные связи, образы.

Так появились многие новоязы, сленги. Сегодня они тоже появляются. Идут прочие изменения в языке. Это говорит только о том, что в обществе что-то не так. Когда в стране обстановка стабильная, соблюдаются традиции, изменений в языке не происходит. Я исключительно против того, чтобы кофе могли называть и «он», и «оно».

— А как вы относитесь к тому, что русские народные сказки сегодня обрабатываются до неузнаваемости, переделываются почти в схему?

— Это в конечном счете приводит к тому, что мы перестаем побеждать на Олимпиадах. Я уже сказал, что сленговый язык не рождает ассоциативные связи, образы. Это потому, что за этим языком не стоит история народа. Ведь у каждого слова своя продолжительная история длиною в века, тысячелетия. У англичан грамматические правила не изменяются иcпокон веков. И англичане потому и остаются англичанами. Мы же, читая книги с ошибками, изначально не позволяем «впитать» человеку его традиционную культуру. Он не будет  ощущать национальных корней, которые связывают его с далекими предками, с родителями. У него никогда не сформируются понятия «Родина», «Россия», «семья», «дом». Став взрослым человеком, он будет стремиться за пределы нашей страны, не будет находить счастья в семье. Отказываясь от своего языка, мы отказываемся от наследия предков.

В свое  время была кампания по переосмыслению сказочного наследия России. Говорили, что у нас все сказки проповедуют насилие. Якобы что это за герои: Змей Горыныч, Баба-яга?.. Но это же полная чушь! В сказках и заложен тот самый «русский дух», отражено мировоззрение народа. Любая страна имеет своих сказочных героев и гордится ими, так как они формируют определенное мировосприятие, характерное только для жителей этой страны. Вот почему американцам не удается снять ни одно наше классическое произведение. Мы смотрим и смеемся, потому что это поверхностный взгляд без понимания духовных корней. А корни эти — в сказках, в правильном употреблении слов. В самом раннем детстве закладываются личность человека и его национальность. Национальность — понятие гордое, его нельзя принижать. Национальность дает самобытность, мироощущение, своеобразие. Даже какие-то инновации могут родиться только в определенной стране. Потом они могут стать всемирными, но родиться могут только здесь. Потому что только здесь имелись необходимые компоненты.

Нужно ценить свой народ, его язык — истинное наследие предков. В противном случае ни о каких победах или инновациях говорить не придется.

— Как же растить сегодня детей?

— Человек закладывается в раннем детстве, и чем богаче в культурном и самобытном плане будет та среда, в которой он воспитывался, тем вероятнее, что мы получим члена общества, который будет понимать национальные корни, будет их холить и лелеять, и не будет стремиться куда-нибудь за рубеж.

К сожалению, сделать это сегодня сложно. Американские мультики и куклы, наподобие Барби, формируют неправильные идеалы, провоцируют порочное поведение. А человек не создан для глупостей, он создан для счастья.

Сегодня в эфире нет русских народных песен. Если они и есть, то все истинно русское в них убито обработками, оранжировками, благодаря которым одну от другой почти не отличишь — суррогат. Чем больше этого унифицированного суррогата в том, что мы видим, слышим или читаем, тем больше его в еде, в отношениях. Все это ведет к размыванию, уничтожению индивидуальности, а начинается все с книжек…

Как растить сегодня детей?.. Как всегда: занимайтесь ими.

Комментарии читателей
(Вход для анонимных комментаторов обозначен зеленой иконкой) Не публикуются комментарии, содержащие ненормативную лексику, ссылки на сторонние ресурсы, сообщения рекламного характера или противоречащие законодательству РФ. Лучшие комментарии могут быть опубликованы в газете.
Новые публикации

Также в рубрике
Казачка Надя
Надежда ЗУБКОВА из станицы Ермаковской Тацинского района победила в областном конкурсе «Дончанка – 2018» в номинации «Селянка».
Как песню сочинить?
Этот  вопрос мы услышали от нашей читательницы из глубинки 
Баян им в помощь!
Меха, кнопочки, чёрные да белые – баян в музее зимовниковской школы №1 на видном месте. Не новый, но в очень даже приличном состоянии. Невольно захоте...
Не мытьем, так катаньем
В собственность РПЦ переходит еще одно здание Старочеркасского музея-заповедника
Подарила мужу танк
Вправе ли кинематографисты переделывать биографии реальных людей?