Антраник Малхасян родом  из села Большие Салы Мясниковского района. В 1941 году закончил Ростовский армянский педагогический техникум и сразу ушел на фронт. В ноябре 1945 года демобилизовался из рядов Советской Армии и поступил на исторический факультет Ростовского педагогического института.

После его окончания преподавал историю в средних школах села Крым и Чалтыря, занимал должность заведующего районо, был директором областной очно­заочной средней школы. Заслуженный учитель РФ.

Он — автор «Словаря ново­нахичеванского диалекта армянского языка», «Словаря литературного армянского языка», «Русско­армянского разговорника». В 2008 году вышло пятое издание «Армянские личные имена на русском и армянском языках». Подготовил и переиздал «Букварь армянского языка», включив несколько страниц из истории донских армян. Букварь экспонируется во Всемирном музее букварей  ООН.

К 230-­летию переселения армян из Крыма на Дон вышла в свет книга Антраника Геворковича Малхасяна «Страницы истории анийских, крымских и донских армян». 

В небольшой аннотации к книге профессор С. А. Петросян пишет: «По объему собранного А. Г. Малхасяном материала эта книга является на сегодняшний день наиболее подробным и действенным руководством к изучению и четкому пониманию проблемы о переселении армян из Таврического Крыма в Галицию, Венгрию, Польшу и на безлюдный донской край, от истоков — до наших дней».

Со своей стороны добавлю, самое ценное в этой книге — это связь истории и современности, смелая постановка проблем, которые беспокоят донских армян. Она адресована широкому кругу читателей, могла бы быть и учебным пособием по краеведению для учащихся средних школ.

Перелистаем «Страницы истории анийских, крымских  и донских армян» вместе с вами.

Автор пишет о расцвете культуры Крыма, о центрах  рукописной книги. Отмечает роль и значение монастырского комплекса Сурб Хач, основанного в 1358 году, главной святыни и гордости армян Крыма, который был полностью восстановлен из руин при участии правительства Украины. «К сожалению, — сетует автор, — донские армяне, тоже потомки крымских армян, не смогли восстановить весь аналогичный комплекс, святыню Сурб Хач. Даже музей «Русско­армянской дружбы» в марте 2007 года без предоставления помещения был выставлен из храма, в котором находился с 1972 года».

Объективно характеризует Антраник Геворкович причины переселения  армян из Крыма на Дон, организованного царским правительством, в результате которого десяткам тысяч не суждено было увидеть новое есто обещанного райского проживания. Исследователь впервые поднимает вопрос о количестве погибших в пути.

Несмотря на все невзгоды, с первых дней переселения армяне были полны горячих чувств к новой родине, участвовали в войне 1812 года.

С первых дней основания Ново­нахичеванской колонии большую роль в жизни нахичеванцев играла благотворительность. Были установлены тесные связи с армянскими колониями Индии. На благотворительные пожертвования индийских армян была приобретена типография Халдаряна в Санкт­Петербурге (установлена в Сурб Хаче). Она была первой типографией на юге России. Успешно функционировала с 1790 г. Во второй половине XIX века в Ростове (ныне это здание гостиницы «Московской») открыли доходный дом армянского благотворительного общества. На его средства дети неимущих учились в духовной семинарии.

Антраник Геворкович не только историк, летописец, очевидец. Он — деятель. Был членом штаба по восстановлению Сурб Хача, — и об этом рассказывает.

Владея армянским языком, он ознакомился с первоисточниками: документами Нахичеванского магистрата. В одном из постановлений магистрата, адресованного полицмейстеру, есть такие замечательные слова: «…ты должен заботиться о благочинии в нашем городе, дабы добронравием мы бы могли сиять в русской земле, как зеркало, старики пусть служат примером для наших детей, чтобы они росли также в добронравии». В отчете градоначальника 1923 года отмечалось, что в Нахичевани в течение 10 лет не было ни одного убийства!

А какие строгие нравы были в армянских селах! «По рассказу отца, — пишет А. Г. Малхасян, — на лето в село приезжали на заработки из центральной России. И среди приезжих была одна русская девушка, над которой  надругался местный юноша. Сход села за этот позор решил его выпороть и отправить в Сибирь без права возвращения домой».

 В биографии Антраника Геворковича отразилась биография нашей страны. Он вспоминает голод 1921­го, 1933 года, события Великой Отечественной войны: бои за Севастополь, штурм Сапун­горы и другие эпизоды войны, вспоминает денежную реформу 1947 года, посещение Ростова Хрущевым в 1958 году, жизнь крестьян при Хрущеве, укрупнение районов и другие хрущевские эксперименты. Объективно характеризует роль Сталина в истории страны и в победе над немецко­фашистскими захватчиками.

Но особое место в книге занимают вопросы культуры. Автор напоминает, что в Нахичевани, на улице Софийской (ныне Майская), 34 в 1907 году был открыт музей армянской культуры, а на площади Свободы, 12  располагался Исторический музей древностей.

С 1925 года успешно работал армянский педагогический техникум (26­я линия, 4). Культурно-­массовые мероприятия организовывались в армянском доме  (Гайатун) и клубе «Мурч­Мангах» («Серп и молот»), что было время — Ростовское радио вещало и на армянском языке.

Успешно работал армянский театр под руководством Закиева.

Прав был древний мудрец: «Есть язык — есть народ. Нет языка — нет народа». Поэтому целая глава в книге Малхасяна посвящена изучению донскими армянами родного языка: литературного и местного диалекта. Кстати, усилиями Антраника Геворковича при многих  школах Ростова-на­Дону в наши дни открыты факультативы по изучению армянского языка. 

Книга содержит интереснейший материал из фольклора донских армян: песни, былины, притчи, поговорки.

Неоднократно нахичеванцы обращались в местные органы власти с просьбой переименовать Пролетарский район Ростова в Нахичеванский, чтобы сохранить в памяти потомков название города, построенного предками, переселившимися из  Крыма. Текст одного из таких  обращений 1978 года к Леониду Ильичу Брежневу, подписанный видными деятелями из числа нахичеванцев: Мариэттой Шагинян, К. Аджемовым, С. Аладжаловым, 

М. Асламазян, Г. Бояджиевым и многими другими, приводит автор в своей книге. Проблема актуальна и поныне.

А заканчивается книга словами: «У истории есть одна, возможно, коренная особенность: она признает  только истину, которая рано или поздно займет свое место в ее анналах». 

С. Хачикян, краевед