Культура / №263 от 28 Июля 2010 г.

Историк и очевидец


поделиться
ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru
Антраник Малхасян родом  из села Большие Салы Мясниковского района. В 1941 году закончил Ростовский армянский педагогический техникум и сразу ушел на фронт. В ноябре 1945 года демобилизовался из рядов Советской Армии и поступил на исторический факультет Ростовского педагогического института.

После его окончания преподавал историю в средних школах села Крым и Чалтыря, занимал должность заведующего районо, был директором областной очно­заочной средней школы. Заслуженный учитель РФ.

Он — автор «Словаря ново­нахичеванского диалекта армянского языка», «Словаря литературного армянского языка», «Русско­армянского разговорника». В 2008 году вышло пятое издание «Армянские личные имена на русском и армянском языках». Подготовил и переиздал «Букварь армянского языка», включив несколько страниц из истории донских армян. Букварь экспонируется во Всемирном музее букварей  ООН.

К 230-­летию переселения армян из Крыма на Дон вышла в свет книга Антраника Геворковича Малхасяна «Страницы истории анийских, крымских и донских армян». 

В небольшой аннотации к книге профессор С. А. Петросян пишет: «По объему собранного А. Г. Малхасяном материала эта книга является на сегодняшний день наиболее подробным и действенным руководством к изучению и четкому пониманию проблемы о переселении армян из Таврического Крыма в Галицию, Венгрию, Польшу и на безлюдный донской край, от истоков — до наших дней».

Со своей стороны добавлю, самое ценное в этой книге — это связь истории и современности, смелая постановка проблем, которые беспокоят донских армян. Она адресована широкому кругу читателей, могла бы быть и учебным пособием по краеведению для учащихся средних школ.

Перелистаем «Страницы истории анийских, крымских  и донских армян» вместе с вами.

Автор пишет о расцвете культуры Крыма, о центрах  рукописной книги. Отмечает роль и значение монастырского комплекса Сурб Хач, основанного в 1358 году, главной святыни и гордости армян Крыма, который был полностью восстановлен из руин при участии правительства Украины. «К сожалению, — сетует автор, — донские армяне, тоже потомки крымских армян, не смогли восстановить весь аналогичный комплекс, святыню Сурб Хач. Даже музей «Русско­армянской дружбы» в марте 2007 года без предоставления помещения был выставлен из храма, в котором находился с 1972 года».

Объективно характеризует Антраник Геворкович причины переселения  армян из Крыма на Дон, организованного царским правительством, в результате которого десяткам тысяч не суждено было увидеть новое есто обещанного райского проживания. Исследователь впервые поднимает вопрос о количестве погибших в пути.

Несмотря на все невзгоды, с первых дней переселения армяне были полны горячих чувств к новой родине, участвовали в войне 1812 года.

С первых дней основания Ново­нахичеванской колонии большую роль в жизни нахичеванцев играла благотворительность. Были установлены тесные связи с армянскими колониями Индии. На благотворительные пожертвования индийских армян была приобретена типография Халдаряна в Санкт­Петербурге (установлена в Сурб Хаче). Она была первой типографией на юге России. Успешно функционировала с 1790 г. Во второй половине XIX века в Ростове (ныне это здание гостиницы «Московской») открыли доходный дом армянского благотворительного общества. На его средства дети неимущих учились в духовной семинарии.

Антраник Геворкович не только историк, летописец, очевидец. Он — деятель. Был членом штаба по восстановлению Сурб Хача, — и об этом рассказывает.

Владея армянским языком, он ознакомился с первоисточниками: документами Нахичеванского магистрата. В одном из постановлений магистрата, адресованного полицмейстеру, есть такие замечательные слова: «…ты должен заботиться о благочинии в нашем городе, дабы добронравием мы бы могли сиять в русской земле, как зеркало, старики пусть служат примером для наших детей, чтобы они росли также в добронравии». В отчете градоначальника 1923 года отмечалось, что в Нахичевани в течение 10 лет не было ни одного убийства!

А какие строгие нравы были в армянских селах! «По рассказу отца, — пишет А. Г. Малхасян, — на лето в село приезжали на заработки из центральной России. И среди приезжих была одна русская девушка, над которой  надругался местный юноша. Сход села за этот позор решил его выпороть и отправить в Сибирь без права возвращения домой».

 В биографии Антраника Геворковича отразилась биография нашей страны. Он вспоминает голод 1921­го, 1933 года, события Великой Отечественной войны: бои за Севастополь, штурм Сапун­горы и другие эпизоды войны, вспоминает денежную реформу 1947 года, посещение Ростова Хрущевым в 1958 году, жизнь крестьян при Хрущеве, укрупнение районов и другие хрущевские эксперименты. Объективно характеризует роль Сталина в истории страны и в победе над немецко­фашистскими захватчиками.

Но особое место в книге занимают вопросы культуры. Автор напоминает, что в Нахичевани, на улице Софийской (ныне Майская), 34 в 1907 году был открыт музей армянской культуры, а на площади Свободы, 12  располагался Исторический музей древностей.

С 1925 года успешно работал армянский педагогический техникум (26­я линия, 4). Культурно-­массовые мероприятия организовывались в армянском доме  (Гайатун) и клубе «Мурч­Мангах» («Серп и молот»), что было время — Ростовское радио вещало и на армянском языке.

Успешно работал армянский театр под руководством Закиева.

Прав был древний мудрец: «Есть язык — есть народ. Нет языка — нет народа». Поэтому целая глава в книге Малхасяна посвящена изучению донскими армянами родного языка: литературного и местного диалекта. Кстати, усилиями Антраника Геворковича при многих  школах Ростова-на­Дону в наши дни открыты факультативы по изучению армянского языка. 

Книга содержит интереснейший материал из фольклора донских армян: песни, былины, притчи, поговорки.

Неоднократно нахичеванцы обращались в местные органы власти с просьбой переименовать Пролетарский район Ростова в Нахичеванский, чтобы сохранить в памяти потомков название города, построенного предками, переселившимися из  Крыма. Текст одного из таких  обращений 1978 года к Леониду Ильичу Брежневу, подписанный видными деятелями из числа нахичеванцев: Мариэттой Шагинян, К. Аджемовым, С. Аладжаловым, 

М. Асламазян, Г. Бояджиевым и многими другими, приводит автор в своей книге. Проблема актуальна и поныне.

А заканчивается книга словами: «У истории есть одна, возможно, коренная особенность: она признает  только истину, которая рано или поздно займет свое место в ее анналах». 

С. Хачикян, краевед

Предыдущие комментарии

01 февраля 2013 | 00:00 george 
После прочтения предыдущего автора, возникло непреодолимое желание ему возразить. По его словам получается что переселив армян на Дон, их как минимум озолотили, а как максимум даровали рай на земле.И Землю им "свою" отдали, и дома...Ну разве что женами не поделились. Между тем переселение было ничем иным, как политической игрой, а армяне стали всего лишь "разменной монетой" в этой игре. И горя, и лишений переселенцы хлебнули не мало. И не надо корчить из себя великих благодетелей армянского народа, потому что если Вы почитаете исторические факты, то узнаете, как и сколько раз Российская Империя, а затем и СССР оставляли армяней один на один с смертельными врагами, руководствуясь сиюминутной политической выгодой. А на счет переселения вот что говорит историк. Чтобы упрочить свое влияние в Крыму после войны с Турцией и заключения Кучук-Кайнарджийского мира в 1774 году, русское правительство возвело на престол в Крыму своего ставленника Шагин-Гирея. Чтобы еще более экономически ослабить ханство, правительство Екатерины Второй решило выселить из Крыма армян и греков под предлогом защиты единоверцев-христиан. Это был хорошо продуманный и очень хитрый шаг, так как уплачиваемые ими подати составляли главную часть доходов хана. Другой причиной переселения армян было желание поскорее положить начало колонизации тогда еще безлюдного Новороссийского края. Девятого марта 1778 года Екатерина дала такой указ князю Г.А.Потемкину: "Данным сего числа нашему генерал-фельдмаршалу графу Румянцеву-Задунайскому рескриптом повелели мы живущих в Крыму греков, армян и грузин, кои добровольно согласятся прибегнуть под покров наш и пожелают поселиться в Новороссийской и Азовской губерниях, то не токмо всех оных нашим прибывающим в Крыму военным начальникам принимать со всею ласкою и всепомоществованием к препровождению их к новороссийскому и азовскому губернаторам..."

Агенты русского правительства немедленно вошли в тайные переговоры с армянским высшим духовенством и той зажиточной верхушкой городского населения, которые имели торговые дела в России и не прочь были бы переехать в новый край, развернув там торговлю. Что же касается основной массы армян, то они сначала отнеслись к уговорам переселиться с недоверием. Многие стали открыто протестовать и категорически отказывались ехать на новое место. Были и такие, которые предпочли скрыться, лишь бы не попасть в списки переселенцев. Слухи о переселении армян быстро дошли до хана, который потребовал разъяснений от генерал-поручика А.В. Суворова. Последний ответил: "Императрица по человеколюбию своему и долгу христианскому соизволяет переселить их, христиан, в свои границы....что особы вашей касается, предохранено и награждено будет". Это объяснение не только не успокоило хана, но и привело его в бешенство. Также взволнованы были и татары, по признанию которых, они теряли христиан "как душу из тела". Отношение татарских правящих кругов к христианам настолько ухудшилось, что греческий митрополит выехал из Бахчисарая в русский лагерь, а армянский архимандрит счел за благо скрыться в Кафе у своей паствы.
цитировать
01 февраля 2013 | 00:00 george 
Заманчивые предложения русского правительства и страх, внушаемый армянам разговорами о том, что турецкий султан готовится вытеснить русских из Крыма, оставив армян без попечительства христианского государства, возымели свое действие, и первая партия переселенцев под командованием донских казаков пустилась в путь 18 августа 1778 года, вторая - 22 августа, третья - 8 сентября и последняя партия - 18 сентября, когда А.В. Суворов и сообщил императрице: "Вывод крымских христиан кончен!" Общее количество выведенных из Крыма армян - 12 695 человек. Главный контингент составили жители Кафы.

В конце августа 1778 года крымские армяне разными партиями вступили в обещанные им земли, достоверно не зная ни о конкретном месте своего поселения, ни о привилегиях, обещанных им представителями русского правительства от имени Екатерины. Решительности действий царского правительства отнюдь не соответствовала сама организация переселения. Не хватало провианта и транспорта, не были отведены участки земли. Дойдя в таких условиях до Екатеринослава, переселенцы вынуждены были остановиться. Здесь им пришлось остаться на зиму, и привыкшие к теплу южные жители в полной мере испытали - что такое русская зима, которая в тот год была особенно суровой. Голод, холод и различные заболевания уносили жизни, в основном, стариков и детей. Умер и духовный предводитель армян архимандрит Петрос Маркосян.

С наступлением весны 1779 года переселенцы обратились с жалобой на свои беды к А.В. Суворову. Но что мог сделать военный человек, который уже выполнил возложенную на него миссию - в кратчайший срок вывод более 30 тысяч христиан из Крыма. Теперь их судьба зависела от местных чиновников, которые не торопились заняться судьбой несчастных. Армянам стала ясно: необходимо искать покровителя, который мог бы ходатайствовать за них при императорском дворе. Таковым, по их мнению, мог стать молодой архиепископ Иосиф Аргутинский, возглавляющий астраханскую епархию.

Переселенцы направили своих депутатов в Астрахань. Выслушав их, Аргутинский поспешил в Санкт-Петербург, куда и прибыл 5 августа 1779 года. Его заступничество за соплеменников имело успех: была уважена просьба армян дать им возможность занять земли вблизи крепости Святого Димитрия Ростовского, вопреки проискам азовского губернатора. Начался новый мучительный переход, и 9 декабря 1779 года караван переселенцев остановился на территории к востоку от крепости Святого Димитрия. К тому времени сюда приехали депутаты переселенцев из столицы с долгожданной грамотой Екатерины, которая и была зачитана 14 декабря на территории будущей главной площади города Нахичевана (ныне площадь имени Карла Маркса). Грамотой жители будущих города и пяти сел наделялись правом рыбной ловли без уплаты податей в казну, в течение 10 лет представители всех слоев населения освобождались от государственной службы. Учреждался магистрат и выбираемые самим народом начальники, которые могли бы править по привычным армянам обычаям. Была оговорена в грамоте и свобода вероисповедания, и свобода заниматься торговлей, не говоря уже об отведенных землях, измеряемых тысячами десятин.
цитировать
01 февраля 2013 | 00:00 george 
Переселенцам опять пришлось перезимовать в землянках. Люди побогаче покупали себе дома в слободах Полуденка, Солдатской и Доломановской, частично в Старочеркасске, Азове и Таганроге. В ноябре 1780 года на Дон приехал архиепископ Иосиф Аргутинский, который 21 апреля 1781 года официально положил начало новому городу и пяти окружным селениям. Город был назван Нахичеваном, что означает "первый привал". Вслед за основанием сел и города был учрежден армянский магистрат, то есть судебно-административное учреждение, в котором сосредотачивалось внутреннее управление городом и селениями. Нахичеванский магистрат распадался на два отдела - армянский и общий. Армянский отдел заведовал всеми делами, за исключением уголовных, которые передавались в общий отдел и решались согласно действовавшим общегосударственным законам.

Много позже, в 1881 году, был учрежден герб города Нахичевана: он изображал щит, разделенный на две половины наискось. В верхней половине на серебряном поле были изображены золотые пчелы (их пятеро - по числу сел), а в нижней половине на зеленом поле - золотой улей.

Нахичеван (в ХХ веке название города будет произноситься в женском роде) стал промышленно-торговым центром края. Здесь за короткое время появились кожевенные заводы, на которых выделывался черный и красный сафьян, экспортируемый за границу; возникли свечные, черепичные, кирпичные, винокуренные заводы. Берег Дона покрылся тутовыми рощами, так как армяне занялись и шелководством. Стараниями Аргутинского на собранные средства среди зарубежных купцов-армян были открыты школы, богодельня, а также дополнительно оборудована купленная в Санкт-Петербурге типография - первая на юге России, существовавшая при монастыре Сурб-Хач. Многие зарубежные путешественники того времени оставили письменные свидетельства о Нахичеване, характеризуя его как город очень необычный, с непередаваемым восточным колоритом. Из известных русских гостей назовем генерала Раевского вместе с Пушкиным, которые, направляясь в Крым, не могли миновать Нахичевана, о чем писал в своих письмах к дочери прославленный генерал. Рядом с процветающим Нахичеваном Ростов-на-Дону, лишь в 1807 году названный городом, смотрелся маленьким уездным городишкой. Развивался и застраивался армянский город по плану, весьма схожему с тем, по которому застраивался и Васильевский остров в Санкт- Петербурге: недаром и улицы, ведущие к Дону, в Нахичеване стали называться линиями.

Все поменялось с развитием на Дону капиталистических отношений: это 1860-е годы. Ростов стал быстро расти и развиваться, в то время, как его сосед, отказавшись от строительства железной дороги, теряет свое экономическое значение. Ростов становится и крупным торговым портом, через который стали проходить (проходят и поныне) все основные торговые пути юга России. В 1871 году введенное в Нахичеване городовое положение 1870 года придало городу статус типичного российского города, и армянский магистрат перестал существовать. В 1874 году армянское население на общих основаниях стало призываться отбывать воинскую повинность. Так закончилось действие тех льгот и привилегий, которые даровала выходцам из Крыма Екатерина Вторая. Ей благодарные армяне воздвигли памятник на центральной площади города. В 1917 году революционно настроенная толпа свергла статую императрицы с пьедестала.
цитировать
01 февраля 2013 | 00:00 george 
Город Нахичеван дал миру много талантливых людей. Этот список начинает Микаэл Налбандян, писатель, поэт, революционер. Продолжается он именами Мартироса Сарьяна, Мариэтты Шагинян, архитекторами Марком Григоряном и Оганесом Халпачьяном, поэтами Рафаэлом Патканяном и Оноприосом Анопьяном, переведшим на армянский язык все произведения Лермонтова, и многих других.

Слившись с Ростовом-на-Дону в 1929 году, армянский город перестал существовать как самостоятельная административная единица, превратившись в Пролетарский район нынешней донской столицы. Последним шрамом на его лице стало уничтожение в начале 1960-х годов собора Святого Григория Просветителя (Сурб Лусоворича), храма, первый камень которого освятил еще Иосиф Аргутинский, храма, возведенного по проекту известного архитектора Старова. Нынче на площади имени Карла Маркса на месте алтаря собора открыт памятный знак.

В 1988 году в Ростове-на-Дону было создано культурно-просветительское общество "Нор-Нахичеван", которое занимается возрождением культуры и национальных традиций донских армян.

Вера Волошинова



Литература:
Сидоров В.С. Энциклопедия старого Ростова и Нахичевани-на-Дону. - Ростов-на-Дону, 1994.
Богданян А.М. Из прошлого. - Ростов-на-Дону: Ростовское книжное издательство, 1989.
Шах-Азиз Е. Новый Нахичеван и новонахичеванцы. - Ростов-на-Дону: ОАО "МП"Книга", 1998.
Материалы Чалтырского историко-этнографического музея.
цитировать
01 февраля 2013 | 00:00 george 
В заключении от себя хочу добавить, Уважаемый Валентин Поляков, о какой ассимиляции Вы говорите? Армяне одна из древнейших наций существующих на планет, и поверьте мы останемся таковыми не зависимо от страны в которой живем. Неужели Вы в самом деле думаете что на территории Российской Федерации должны жить только русские? Если да, то это очень опасные мысли, прежде всего для страны, как единого государственного образования. На сём разрешите откланяться, не ассимилированный армянин Дзарук Халамбашян.
цитировать
29 июля 2010 | 00:00 Валентин Поляков 
Вчера в газете «НВ» прочитал очень интересную статью «Историк и очевидец». А посвящена она вышедшей в свет к 230-летию переселения армян из Крыма на Дон книге «Страницы истории анийских, крымских и донских армян»  (автор – Антраник Геворкович Малхасян). Статья интересная, но особенно впечатлили два момента, которые не прошли мимо моего внимания. Во-первых, приведу цитату из статьи:

«Прав был древний мудрец: «Есть язык – есть народ. Нет языка – нет народа». Поэтому целая глава в книге Малхасяна посвящена изучению донскими армянами родного языка: литературного и местного диалекта. Кстати, усилиями автора книги при многих  школах Ростова-на-Дону в наши дни открыты факультативы по изучению армянского языка».

Вроде бы дело доброе, хорошее, но меня всё же эта инициатива настораживает. И вот почему. Вам это ничего не напоминает? А мне невольно вспоминается, как  начинался развал Союза: тоже со слов о необходимости развивать национальную культуру, разговаривать на «родном» языке. И «заварила кашу», подготовила идеологическую почву для разрушения Великой Державы именно т.н. национальная интеллигенция. Теперь нечто подобное происходит в РФ. И слово, определяющее язык, взято мною в кавычки не случайно. У меня и у автора книги принципиально разное понимание «родного» языка: он убежден, судя по статье, что родным языком армянина может быть только армянский язык и уж никак не русский. Но ведь значительная часть донских армян говорят и думают по-русски, и русский язык для этих армян – родной. Зачем же прививать им комплекс неполноценности? Мол, армяне, а родного языка не знаете! Ассимиляция и русификация – естественный процесс и не следует тормозить его, тем более что официальная и официозная пропаганда внушает нам идею некой «российской нации». На поверку же оказывается, что только русские должны стать россиянами, но армяне, башкиры, татары, чеченцы и другие народы остаются сами собой…
цитировать
29 июля 2010 | 00:00 Валентин Поляков 
Во-вторых, предложение автора книги «о переименовании Пролетарский район Ростова в Нахичеванский» район. А предлагается это для того, «чтобы сохранить в памяти потомков название города, построенного предками, переселившимися из  Крыма» «на безлюдный донской край». И что можно сказать по поводу этого уже давно озвученного предложения? А вот что…

Ещё в 2001 г. газетой «Вечерний Ростов» было опубликовано письмо не¬кой Е. Сахаджиевой, в которой авторесса возвращала читателей во времена переселения крымских армян на Дон и глумливо утверждала, что «армян-переселенцев пролетарии не встречали... Их встретила голая степь, ни одного пролетария!», а поэтому необходимо Пролетарскому району возвратить его историческое название «Нахичевань». Будучи тогда подписчиком газеты, я написал в редакцию, и моё письмо было опубликовано  в газете от 09 августа 2001 г., хотя и с редакторской правкой. Тот, кому интересно, может взять подшивку газеты и ознакомиться с обсуждением темы. Всё же я нескромно процитирую сам себя из оригинала письма:

Не вижу ничего исторически ценного в нынешнем названии района города, но подходить к переименованиям следует очень осторожно. Во-первых, историческая Нахичевань – это только часть Пролетарского района. Во-вторых, в 1779 году на месте города Нахичевань была не голая степь. Вот что пишет, например, А.М. Ильин в своей книге: «Город Нахичевань был основан на месте Полуденного форштадта, который считали самым лучшим предместьем Дмитриевской крепости... Население его составляли торговые люди и переселившиеся сюда после мира с Турцией в 1774 г. новодонские казаки и волонтеры упраздненной милиции, образованной в военное время». И далее: «Обитатели Полуденного форштадта, уступая свои земли армянам, частью удалились в крепость св. Дмитрия (...) частью переселились за Дон и основали селение Койсуг на реке того же названия, в 12 верстах от нынешнего Ростова». Если применять понятия наших дней, то это была самая настоящая депортация. Ведь обитатели Полуденного форштадта «уступили» свои земли не по доброй воле! Да, свои, завоёванные в кровопролитной войне с могущественной тогда Турцией. Эта земля, которую теперь почему-то считают армянской, густо полита русской кровью. Невольно вспоминаются строки Н.А. Некрасова: «а по краям-то все косточки русские...» Об этом должны знать и помнить не только русские, но и донские армяне, давно ставшие коренными жителями этих мест, и не только они...

В книге мне хорошо знакомого журналиста и поэта Г.А. Гегенавы «В Россию можно только верить» на с.14 можно прочесть, что общее количество армян, переселённых из Крыма на Нижний Дон, составило 12.696 человек. Одновременно с ними из Крыма были переселены и православные греки числом свыше 18.000 и несколько сотен грузин. Не понимаю, почему донские армяне настаивают на своей какой-то исключительности? Если дальше так пойдёт, то они ещё и потребуют какую-нибудь экстерриториальную автономию. Скромнее надо быть представителям нацменьшинств и помнить, что Россия – это государство, прежде всего, русского народа. Другого государства у русских нет!

И ещё. В 1999 году город отметил своё 250-летие. Пора готовится к 300-летию. Тем более что город ведёт свою историю не от таможни, не от крепости, а от небольшого селения, основанного в 1713 году у Богатого источника. Так что в 2013 году нам будет ровно 300 лет. Есть ещё время подумать...»

Прошло почти девять лет, и сегодня я написал бы всё это другими словами, но слово из песни не выкинешь…
цитировать
Комментарии читателей
(Вход для анонимных комментаторов обозначен зеленой иконкой) Не публикуются комментарии, содержащие ненормативную лексику, ссылки на сторонние ресурсы, сообщения рекламного характера или противоречащие законодательству РФ. Лучшие комментарии могут быть опубликованы в газете.
Новые публикации

Также в рубрике
Мысль о романе осенила в Ростове
Сегодня – 100 лет Александру Солженицыну
Капитан Александр Щука презентовал своего «Капитана»
В ДК станицы Кутейниковской Зимовниковского района  книгу своих стихов «Капитан» презентовал  землякам,  членам местного  литерату...
Друг мой ёжик
Возможно, вскоре этот милый зверек войдет в число наших привычных домашних питомцев
Сказки Васнецова оживают в Ростове
«ДонЭкспоцентр» представляет новый мультимедийный проект из серии «Великие русские живописцы»
Музыка городских улиц
Всё чаще на улицах Ростова можно встретить музыкантов, играющих на самых разных инструментах: от простой гитары до экзотического барабана джембе. Эти ...
В этом номере