– решали члены рабочей группы Комитета по охране объектов культурного наследия (ОКН) Ростовской области

Водонапорная башня в станице Великокняжеской (Пролетарск) – образец архитектуры XIX века. Как отличается от подобных построек советского периода!

Теперь именно комитет по охране объектов культурного наследия решает, быть или не быть под охраной жилым и промышленным зданиям, которые представляют архитектурный и градостроительный интерес для нашего региона.

И вот рабочая группа комитета рассмотрела и установила историко-культурную ценность четырех объектов.

 

Как заправляли паровозы?

Один из них – «Здание водонапорной башни железнодорожной станции станицы Великокняжеская» в городе Пролетарске. Интересная деталь: изначально нынешний Пролетарск назывался слободой Кара-Чаплакской. И лишь после того, как это место посетил Великий князь Николай Николаевич, слобода стала называться Великокняжеской, что было утверждено в1874 году. Станица была большой и достаточно благоустроенной по меркам тех лет. В 1897 году через нее пролегла Царицынская ветка Владикавказской железной дороги, что сразу повысило ее статус. Тогда же началось строительство здания вокзала и водонапорной башни, которая обеспечивала подачу воды к путям для заправки паровозов.

Здание вокзала весьма пострадало во время боев Великой отечественной войны, но было отстроено. Зато башня уцелела. Сегодня она не используется по назначению, но представляет несомненный интерес – это образец архитектуры конца XIX века. Учитывая, что само здание станции – давно охраняемый памятник, то в паре с водонапорной башней они не что иное, как сохранившийся кусочек Великокняжеской эпохи конца позапрошлого века. Иди – и любуйся!

 

Памяти ростовских подрядчиков

Имена братьев Абрама и Израиля Геронимусов ничего не говорят нынешним ростовчанам. А между тем в конце XIX – начале XX веков это были весьма уважаемые люди – именно их стараниями благоустраивался Ростов. Оба брата были подрядчиками, занимались мостовыми и строительными работами. Подрядные бригады Абрама Геронимуса вымостили брусчаткой большую часть улиц донской столицы, до того тонувших в грязи. Замостили территорию ростовского порта и набережную Дона. Братья возводили крупные общественные здания, «заразные бараки» (читай – инфекционные отделения), казармы для войск. За 30 лет своей деятельности они, как свидетельствовали современники, никогда не имели никаких недоразумений. Оба брата были известны и как щедрые благотворители.

Теперь дом Геронимуса – охраняемый памятник. Надеемся, это убережет его от рядового капремонта.

Сегодня, когда желтая ростовская брусчатка давно скрыта под асфальтом, единственной памятью о братьях Геронимусах остался дом по улице Ульяновской, 34 (бывшая Канкринская, 25), в котором Абрам Геронимус жил вместе с семьей – женой и четырьмя детьми – до 1916 года. После прихода советской власти дом был экспроприирован и стал социальным жильем.

Теперь здание будет охраняться законом.

 

Процветание Азова

напрямую связывают с появлением в городе банка. Событие датируется началом ХХ века – еще до революции 1917 года. Имеются документы, подтверждающие, что в 1913 году азовский банк находился на проспекте Петровском, 36 (ныне Московская, 36/2), в здании, которое было одним из самых крупных в городе. Во время Великой Отечественной войны дом сгорел. Но сохранились несущие стены, что позволило восстановить его в послевоенные годы.

Здание азовского банка архитектурой не поражает. Но его историческая и градостроительная ценность несомненны, считают эксперты.

Сегодня по традиции здесь располагается банковское учреждение. Здание входит в застройку исторического центра Азова.

Его историческая, архитектурно-художественная и градостроительная ценность позволили включить здание банка в реестр памятников истории и культуры регионального значения.

 

Масштаб личности

О здании, которое (наконец-то!) государство взяло под охрану, «НВ» писало не раз. Речь идет о доме ростовского купца Николая Алексеевича Панина, удачливого производителя и известного благотворителя.

Продукция его проволочно-гвоздильного завода расходилась по всем южно-российским губерниям, что снискало ему титул «гвоздильного короля». Предприятие его располагалось в Ростове на берегу Темерника. В советские времена в сохранившихся цехах и постройках работал завод по производству холодильников.

Талантливый предприниматель, как сказали бы сегодня, активно участвовал в общественной жизни Ростова – был в разные годы гласным городской думы; являлся членом учетно-ссудного комитета ростовской конторы Госбанка; входил в состав ростовского общества взаимного кредита. За служение городу Панин был удостоен звания почетного потомственного гражданина.

Домовладение ростовского купца Панина. Под охраной – не только дом, но и ажурные кованые ворота.

Еще больше Николай Алексеевич Панин был известен своей благотворительностью – он жертвовал крупные суммы на развитие городского образования, учредил специальный фонд стипендий для малоимущих студентов коммерческого училища на сумму 6 600 рублей – огромные деньги по тем временам!

Старообрядец купец Панин построил и оснастил иконами и утварью старообрядческую церковь, а также дом для священника и богадельню. Все три здания сохранились, храм – действующий. После смерти Николая Алексеевича в 1918 году по его завещанию различным ростовским учреждениям, а также бедным и убогим отошло из его капитала 20 тысяч рублей.

При обсуждении рабочей группой ценности сохранившегося дома Панина масштаб его личности вышел едва ли не на первый план. Притом само здание – еще и прекрасный образчик архитектуры в классическом стиле конца XIX – начала XX веков, расположенный в исторической части Ростова.

В охранном реестре объект будет обозначен как домовладение, включающее не только сам дом, но также кирпичную ограду и ворота. Это значит, что объектом охраны станут и небывалой красоты кованые ворота, пусть и изрядно побитые временем. Но их можно реставрировать – и они украсят исторический центр Ростова, где практически не найдешь теперь ни ажурных козырьков над парадными, ни ворот, выкованных ростовскими мастерами более века назад.

 

Елена СЛЕПЦОВА