Телеведущий Эрнест МАЦКЯВИЧЮС – о секретах профессии и пути к успеху

Эрнест МАЦКЯВИЧЮС: четверть века в телеэфире.

Сколько жить осталось телевидению?

Место встречи – Ростовский патриотический центр «Победа». Вход – свободный. Без пригласительных билетов. Теоретически зайти сюда и послушать, что расскажет Эрнест Мацкявичюс о журналистах в кадре и за кадром, задать ему вопрос может любой человек с улицы. Фактически собралась преимущественно молодежь. Судя по всему, студенты факультетов журналистики.

Накануне, проходя мимо молодежной компании возле одного из университетских корпусов, я услышала обрывки разговора, явно связанного с приездом Мацкявичюса:

– О, когда-то он, оказывается, увлекался брейк-дансом, карате и игрой на гитаре, – сообщала своим товарищам девушка, читая что-то в смартфоне. – Давайте спросим, может ли он представить себе телеведущего, который сообщает новости танцуя. Или играя на гитаре? Представляете, такой крутой новостной рэп?!

– Зачем сообщать новости танцуя?

– Для заманухи. Чтобы привлечь молодежь.

– Не, это несерьезный подход. Лучше пусть ответит, сколько телевидению жить осталось.

Студентам не пришлось задавать на встрече эти вопросы. Эрнест Мацкявичюс их упредил. Выразил уверенность в том, что телевидение будет всегда. По крайней мере, еще долго. Потому что чем сильнее убыстряется ритм нашей жизни, тем меньше времени на поиск надежной и проверенной информации в Интернете. Человеку удобнее, когда в определенное время, к примеру, вечером после работы, он удобно расположится в кресле или на диване, включит телевизор, и специально обученные интеллигентные люди проинформируют его о самых значимых и интересных событиях дня, укажут на причинно-следственные связи, просветят, развлекут и успокоят. А у него не будет повода для сомнений, что это новости из надежных, проверенных источников.

 Такие новостные программы рассчитаны прежде всего на просвещенную аудиторию, людей зрелых. Не только в смысле возраста, но и по отношению к окружающему миру. Молодежь, по мнению Мацкявичюса, тоже к ним присоединится. В свой срок. 

Чего нельзя телеведущему

Эрнест Мацкявичюс напомнил будущим журналистам, что телеведущему общественно-политических программ нельзя сниматься в рекламе. Это правило вытекает из сверхзадачи телеведущего: он должен вызывать у зрителей доверие.

Другая важнейшая его задача – быть убедительным.

– В жизни ведущего новостей, как и любого человека, происходят разные события. Это отражается на выражении глаз, на голосе. Иногда телеведущий может быть в кадре вследствие каких-то ситуаций уставшим, грустным, злым… Единственное, чего он позволить себе не может никогда – это быть в кадре неуверенным.

Эрнест Мацкявичюс не только телеведущий. Недавно стал еще и руководителем Первой Академии Медиа МИРБИС. Говорит, что главная ошибка, которую делают студенты, когда на учебных занятиях впервые выступают в кадре в роли телеведущих: намеренно или бессознательно начинают подражать известным тележурналистам. 

– Самое простое и самое сложное – это оставаться в кадре собой, – заключил мэтр. – Проблема нередко состоит в том, что человек не умеет показать себя настоящего в выгодном свете. Возможно, он даже не понимает, какой же он настоящий? Это очень важная и очень трудная задача – приблизить себя внешнего к себе же внутреннему. Но тот, кому удается найти ее верное решение, добьется многого и в профессии, и в жизни.

Второе зеркало души

Всем известно, что глаза – это зеркало души. Оно не единственное. Есть у нее еще второе зеркало – голос.

Телеведущий новостных программ должен уметь говорить спокойным, ровным голосом. Думаете, это так просто?

Эрнест Мацкявичюс сначала сам легко и непринужденно прочел ровным, спокойным и при этом уверенным голосом какую-то незатейливую, не окрашенную эмоциями фразу из новостного сообщения, потом попросил сделать то же самое зрителей в зале. Было несколько попыток. Справиться с заданием на «отлично» не удалось никому. 

Мацкявичюс загадочно сообщил, что есть люди, которые великолепно владеют техникой спокойной, ровной и уверенной речи.

– Политики?

– Депутаты Госдумы? – принялся угадывать зал.

– У многих политиков с этим как-раз таки большие проблемы, – заметил Мацкявичюс и назвал тех, к чьему опыту будущим тележурналистам и всем тем, для кого голос – это важный инструмент, стоит присмотреться, вернее, прислушаться:

– Священники.

Он снова ровно и уверенно произнес ту же новостную фразу, но теперь уже нараспев, с понижением голоса в самом ее конце – это напомнило манеру православных священников, ведущих церковную службу…

Эрнест Мацкявичюс дал еще несколько советов желающим усовершенствовать свою речь. Любителей поэзии, возможно, удивил тем, что прекрасный дикторский «тренажер» – это стихотворение Бориса Пастернака, сегодня больше известное как песня Сергея Никитина, «Никого не будет в доме, кроме сумерек.// Один зимний день в сквозном проеме// незадернутых гардин».

Вообще, чтобы хорошо говорить, надо тренировать память, заучивая стихи и прозу. Больше читать вслух. Делать упражнения на «скорострельность» речи. А еще хорошие помощники в этом деле – песни… на иностранном языке! Особенно, если тот, кто пытается их как можно точнее воспроизвести, этим языком не владеет. Такой тренинг – на пользу артикуляции, он развивает слух.

Ростовская студентка попросила помочь в ее беде. Она не испытывает трудностей с построением фраз, не боится выступать в аудитории. Но как только оказывается перед телекамерой – словно каменеет.

Мацкявичюс сказал, что это часто бывает. С улыбкой вспомнил свои первые шаги в тележурналистике, напряжение в кадре, которое не удавалось скрыть. Однажды к начинающему Мацкявичюсу подошел уже популярный тогда Леонид Парфенов и задумчиво произнес, что вот смотрит на него – вроде и внешность нормальная, и говорит хорошо, умненько так, а чего-то не хватает. «Что-то ты как током ударенный», – сказал Парфенов и посоветовал почаще в кадре моргать. Молодой журналист Мацкявичюс последовал этому совету и еще больше себе не понравился: «Теперь в кадре был не только человек, ударенный током, но еще и с нервным тиком». 

Работал над собой, и все в итоге получилось как надо. А ростовской студентке телеведущий посоветовал представить, к примеру, что перед ней не телекамера, а такая привычная штука как скайп.

В рассказах Мацкявичюса звучало много имен известных тележурналистов. Иных пародировал – артистично и совсем не зло. Восхищался Вадимом Глускером, который ведет репортажи с таким эмоциональным накалом, что зритель просто не может оставаться равнодушным. Радовался, что среди наставников в его Академии – давние друзья, популярнейшие тележурналисты Андрей Малахов и Дмитрий Губерниев.

Вместе с Дмитрием Губерниевым, «конек» которого – спортивные репортажи, Мацкявичюсу довелось однажды освещать на канале «Россия-1» ход «Евровидения». Репортаж вели из Стокгольма, Россию на том конкурсе представлял Сергей Лазарев.

Эфир начался с временным запасом, еще до того, как на сцену вышел первый конкурсант. Эрнест Мацкявичюс стал интеллигентно описывать в кадре предконкурсную обстановку и вдруг увидел, что Губерниев отчаянно ему жестикулирует. Давай, мол, форсировать звук, накручивать эмоции. 

– Я понял, что Дима прав: надо зрителей разогреть, заразить, зацепить своей эмоцией, и тогда они не оторвутся от экрана и будут еще больше болеть за нашего исполнителя, – сказал Мацкявичюс.

У них получился хороший тандем, но желания еще раз освещать такой конкурс у Мацкявичюса не возникло: «В «Вестях» – лучше».