Культура / №298 от 05 Октября 2018 г.

Тайна «боспорского клада»


поделиться
ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru
Ростовская область, Краснодарский край и Республика Крым начинают реализацию грандиозного туристского проекта «Золотое кольцо Боспорского царства»

Наибольший интерес вызывает посещение Музея древностей Феодосии, ради спасения которого в годы Великой Отечественной войны была проведена секретная операция. 


Все ее детали стали известны совсем недавно... 

Летом 1811 года в Феодосии был создан Музей древностей. Для мировой культуры это стало поистине эпохальным событием. Впервые в одном месте были собраны и представлены публике произведения античного искусства, обнаруженные российскими энтузиастами-археологами на берегах Керченского пролива и Таманского полуострова. Специалистам-историкам эти предметы рассказали много нового о жизни Боспорского царства, существовавшего с V века до нашей эры по VI век нашей эры. Ну а простых экскурсантов выставленные на витринах находки приводили в восхищение как великие произведения изящных искусств. 

За коллекцией утвердилось название «Боспорский клад». Собрание шедевров не было статичным, коллекция постоянно пополнялась. Перечень самых знаменитых его экспонатов был очень внушительным. Золотые бляшки с изображением медузы Горгоны. Змееногая богиня из известняка. Два роскошных золотых женских гарнитура – серьги, перстни, браслеты. Терракотовые статуэтки, скульптура, майолика, амфоры. Несколько ваз и светильников. Серебряные пряжки с рельефами. Золотые пластинки с драгоценными камнями, браслеты, украшенные кораллами, россыпь старинных монет. Каждому из экспонатов насчитывалось от полутора до двух тысяч лет. 

– Такая коллекция была национальным достоянием нашей страны, поэтому никто никогда и не пытался определить ее денежную стоимость. Если эти находки все-таки попали бы на черный рынок антиквариата, речь могла зайти о сотнях миллионов долларов или фунтов стерлингов. Чтобы полюбоваться произведениями античных мастеров, в разные годы в Феодосию приезжали знаменитые деятели российской культуры – поэт Александр Пушкин, военачальник Николай Раевский, художник Максимилиан Волошин, писатель Антон Чехов, поэтесса Марина Цветаева, писатель Александр Грин. И это не говоря уже о миллионах простых туристов, приезжавших постоянно в Крым, – рассказывал позже кандидат искусствоведческих наук Петр Хрисанов.


Искусствоведы в черных мундирах

Никому из научных работников Музея древностей Феодосии даже в голову не могло прийти, что в 40-х годах ХХ века за коллекцией античных произведений искусства начнется настоящая охота. А она началась! Рейхсфюрер СС Генрих Гиммлер был очень педантичным человеком. Когда фашистские орды начали свои кровавые похождения по Европе и Северной Африке, он издал специальную директиву. Тогда при гестапо был создан особый отдел 6-культ. Сотрудники этого отдела прикомандировывались к штабам армейских дивизий, вместе с передовыми отрядами солдат врывались в захваченные города, проводили отбор картин, художественных ценностей, антикварных предметов. Все отправлялось в Берлин, где музейные фонды вскоре начали ломиться от экспонатов, присланных из Варшавы, Праги, Амстердама, Парижа, Карфагена, Афин и Белграда. На очереди были советские города. Ах, как хотелось современным варварам добраться до сокровищ Кремля и Эрмитажа, до музейных экспонатов Киева, Минска или Смоленска. Особый интерес в отделе 6-культ вызывал Музей древностей Феодосии, о его античной коллекции «искусствоведы в черных мундирах» знали прекрасно. Когда 19 ноября 1941 года после ожесточенных боев наши войска оставили Феодосию, специальное подразделение эсэсовцев примчалось к зданию Музея древностей. Здесь перед захватчиками предстали совершенно пустые стенды. Со злости фашисты даже переколотили в здании все стекла, богатая добыча ускользнула буквально из рук.  Не станем долго интриговать читателей, прекрасный «Боспорский клад» был спасен. В апреле 1944 года Феодосия была освобождена Красной Армией, а еще через пару месяцев вернувшегося к своим обязанностям директора Музея древностей Александра Даниленко пригласили в порт. Здесь под расписку представители НКВД передали ему несколько тяжелых ящиков. Он оторвал крышку самого большого из них и закричал от радости:  – Боже, все античное золото уцелело! Какое счастье! Кто же сумел сохранить национальное достояние страны? Тогда это было тайной, которая, казалось, не будет разгадана никогда... 

Приоткрывшаяся тайна

В 1984 году журналист-искусствовед, корреспондент газеты «Советская культура» и журнала «Вокруг света» Евграф Кончин начал работать над серией очерков о спасении музейных ценностей СССР в военные годы. Поначалу он и не думал, что эта тема в его творческой биографии станет самой главной, что он посвятит ей многие годы и выпустит в свет две прекрасные книги – «Сохраненные сокровища» и «Тайна «золотого чемодана». Журналист исследовал разоренные музеи в пригородах Ленинграда, побывал в знаменитом имении Ясная Поляна. Затем приехал в Феодосию, где история счастливого спасения «Боспорского клада» уже превратилась в легенду, потихоньку стала забываться. В военном архиве города тогда была обнаружена справка – во время эвакуации вся коллекция античных шедевров была погружена на боевой катер и отправлена к берегам Кавказа. А что было потом? Где шедевры хранились в течение трех лет? Никто сказать не мог, а предположения были самыми противоречивыми. Возможно, во Владикавказе, а может, отвозили в Сухум или даже в Тбилиси? Ниточки поиска рвались одна за другой. И вдруг музейные работники вспомнили, что лет пять-шесть тому назад звонил какой-то пенсионер из Сочи, говорил, что это он помогал сохранить феодосийские сокровища. Еще обещал приехать, да только так и не приезжал…

– Адреса не оставлял?

– Оставлял! Да только найдем ли…

– Ищите, – категорично потребовал Евграф Кончин.

И ведь нашелся клочок старой бумаги. На нем значилось: «Алексей Краснов, бывший директор Сочинского краеведческого музея. Улица, дом, квартира». 

Евграф Кончин написал в Сочи. Полученный ответ еще раз словно поставил крест на поисках: «Алексей Краснов скончался в 1978 году». Правда, жива его вдова Евдокия Загарова. Журналист написал письмо и ей, впрочем, без особой надежды. И вдруг толковый ответ: «Конечно, об этой истории знаю очень хорошо. Сама принимала участие в этой секретной операции, которая сейчас, вероятно, секретной уже не является. Приезжайте...» 

Далее рассказ о тайне «Боспорского клада» будет основан на воспоминаниях Евдокии Загаровой. Они были опубликованы журналистом Евграфом Кончиным в журнале «Вокруг света» в сентябре 1984 года. 


«Медуза Горгона» в подземелье

В начале ноября 1941 года директора Сочинского краеведческого музея Алексея Краснова срочно вызвали в НКВД. Шла война, поэтому у него даже и мыслей не было, что речь пойдет о каких-то музейных экспонатах. Скорее, на фронт могут отправить, просился ведь добровольцем. Однако хмурый мужчина с петличками капитана госбезопасности спросил совсем неожиданно:

– Вы разбираетесь в античном искусстве? Сумеете при необходимости сделать опись экспонатов и отличить ценные предметы от подделок? Вообще, знаете толк в старинных вазах, монетах и украшениях?

Удивленный директор музея кивнул. Предмет ему был знаком, до войны он даже кандидатскую диссертацию думал написать. Однако разве может идти речь об античных ценностях сейчас, когда идет такая жестокая война?

Однако капитан был другого мнения.

– Положение на фронте очень серьезное, – сказал он. – Особенно в Крыму. Вчера принято решение об эвакуации учреждений и жителей Феодосии. А там в музее хранится ценная коллекция, которая ни за что не должна попасть в лапы врага. Решено спрятать ее в вашем музее, так что надо будет оборудовать специальный тайник…

Экспонаты были доставлены в Сочинский краеведческий музей глубокой ночью. Тогда здание находилось на улице Орджоникидзе, сейчас оно снесено, на этом месте построен санаторий «Черноморье». В тайну прибывшего груза Алексей Краснов посвятил только свою жену, которая тоже работала в музее, двоих сыновей – Валентина и Геннадия. Всей семьей вырыли в подвале боковой ход, который вел прямо под стену здания. Прибывшие редкости просматривали, укладывали в брезент, затем они исчезали в земле. Образовавшееся отверстие заложили кирпичом и замаскировали. В этом тайнике античный клад хранился почти десять месяцев. Но и на этом его приключения не закончились…


Клад в пещере

Летом 1942 года началось вражеское наступление на южном направлении. Частями Красной Армии были оставлены Ростов-на-Дону, Краснодар, Майкоп и Армавир. Через крутые перевалы и поселок Красная Поляна егеря горной дивизии «Эдельвейс» рвались к Сочи. Директора Сочинского краеведческого музея Алексея Краснова вновь вызвали в НКВД.

– Наш город могут захватить фашисты, – сказал все тот же хмурый капитан. – Многие госпитали уже эвакуировались. Будет уходить и гражданское население. Ваш груз предстоит перепрятать где-нибудь в горах…

На этот раз для античных скульптур, украшений и знаменитых бляшек с изображением медузы Горгоны была выбрана заброшенная пещера в 20 километрах от поселка Хоста.

– Повозку с лошадью нам дал председатель ближайшего колхоза Сергей Овчаренко. Все экспонаты мы упаковали в деревянные ящики, погрузили на подводу. Отправились ночью, муж, я и двое сыновей. Ребята тогда уже были бойцами истребительного батальона, взяли с собой винтовки. Всякое могло случиться, вдруг с диверсантами столкнемся. Дорога была тяжелой. Брели в полной темноте по колено в грязи. Повозка часто застревала, тогда поклажу с нее снимали, вытаскивали телегу и снова загружали. Добирались до места почти двое суток. Ящики спрятали в пещере, отыскать которую несведущему человеку было очень трудно. Пещера, заполненная драгоценностями! Как в приключенческом романе, подумала еще в тот момент, – вспоминала Евдокия Загарова.

Однако в Сочи фашисты войти не смогли. Красная Армия остановила их на горных перевалах близ Красной Поляны. Когда в ноябре 1942 года под Сталинградом была окружена целая фашистская армия, вражеские войска начали быстро уходить с Кавказа, боялись еще одного котла. Тайник с античными редкостями просуществовал до середины 1944 года. Когда был освобожден Крым, сочинские музейные работники под руководством Алексея Краснова доставили уникальные экспонаты в морской порт. Под усиленной охраной, на боевом катере их отправили в Феодосию.

Интерес людей к «Боспорскому кладу» всегда был просто огромным. После войны коллекция росла, расширялась, не раз сама становилась основой для новых музейных экспозиций. Большая часть экспонатов и сейчас демонстрируется в Музее древностей в Феодосии. При этом частично античные находки вошли в экспозиции Государственного исторического музея Москвы, музея исторических драгоценностей Киева, краеведческого музея Симферополя. А в Сочи старожилы часто вспоминают, как все эти древние шедевры спасались в военные годы, какая для этого потребовалась секретная операция, которой руководил директор Сочинского краеведческого музея Алексей Краснов. Он был честным, порядочным и очень скромным человеком. Даже и помыслить никогда не мог, что его действия были настоящим подвигом, достойным самых высоких наград...


Игорь Сизов
Комментарии читателей
(Вход для анонимных комментаторов обозначен зеленой иконкой) Не публикуются комментарии, содержащие ненормативную лексику, ссылки на сторонние ресурсы, сообщения рекламного характера или противоречащие законодательству РФ. Лучшие комментарии могут быть опубликованы в газете.
Новые публикации

Также в рубрике
Мысль о романе осенила в Ростове
Сегодня – 100 лет Александру Солженицыну
Капитан Александр Щука презентовал своего «Капитана»
В ДК станицы Кутейниковской Зимовниковского района  книгу своих стихов «Капитан» презентовал  землякам,  членам местного  литерату...
Друг мой ёжик
Возможно, вскоре этот милый зверек войдет в число наших привычных домашних питомцев
Сказки Васнецова оживают в Ростове
«ДонЭкспоцентр» представляет новый мультимедийный проект из серии «Великие русские живописцы»
Музыка городских улиц
Всё чаще на улицах Ростова можно встретить музыкантов, играющих на самых разных инструментах: от простой гитары до экзотического барабана джембе. Эти ...
В этом номере