Собеседник
Современная древность
В V-IV в.в. до н. э. в дельте Дона стояло Елизаветовское городище. Экономический, политический, административный центр Нижнедонского региона. Сейчас схожую роль основного регионального центра выполняет Ростов-на-Дону, только уже как южная столица России. И это неслучайно. В истории развития территорий существует своего рода цикличность.
Подробнее
Криминал / №424 от 11 Декабря 2009 г.

Есть оправдание?


поделиться
ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru
– Вот здесь наша Наташенька сфотографирована примерно за три часа до смерти...

Жительница хутора Ажинов Багаевского района Галина Кукош показывает фотографию круглолицей девочки в кофточке с капюшоном, за чьей спиной виден интерьер торгового центра “Мега” на Новочеркасском шоссе. 1 марта 2008 года 12­летняя Наташа Кукош вместе с подружками приехала сюда на ледовый каток: упросила отца с братом, работавших в Ростове на стройке, устроить ей это удовольствие — те привезли сюда девчонок на машине и оставили одних, велев периодически позванивать…

Живой больше не видели…

Весь день девчушки с упоением выписывали круги по ледовому полю, а потом стали разъезжаться: кто — к родственникам, кто — домой. А Наташе все хотелось еще и еще покататься — она засобиралась последней. Но прежде чем ехать к отцу и брату, снимавшим квартиру в поселке Чкаловском, ей еще нужно было завезти взятые у двух ростовских подружек­сестричек, живших в частном доме в районе 2­-го поселка Орджоникидзе, коньки.

Приехав к ним на маршрутке, Наташа быстро сунула вышедшим навстречу сестричкам (они постарше на два­три года) коньки и заторопилась на автобусную остановку. Те довели ее до калитки, но к автобусной остановке в районе пересечения улиц Панфиловцев и Днепропетровской провожать не стали, хотя та — в двух шагах от их дома, видна даже со двора. Не додумались…

А тут еще, как на грех, разрядился Наташин сотовый телефон — она только и успела позвонить отцу и сказать, чтобы встречал ее на остановке автобуса в поселке Чкаловском: скоро, мол, подъедет.

…Было уже довольно темно, на улице — ни души, с двух сторон автобусную остановку на углу Днепропетровской и Панфиловцев обступает глухой лес. Только из находящегося тут же рядом кафе «Березка» доносилась музыка, слышались подвыпившие голоса. Даже взрослому человеку, окажись он здесь в одиночку поздним вечером, стало бы, наверное, не по себе, а что говорить о 12­летней девочке?

С того вечера 1 марта 2008 года Наташу больше никто живой не увидел.

Отец долго ждал ее в условленном месте, уговаривая себя, что, может, дочь перепутала автобус, заблудилась. А около полуночи они с Артемом, Наташиным братом, сели в машину и поехали искать. Всю ночь колесили вокруг той остановки, с которой она предположительно должна была уехать, расспрашивали водителей маршруток, не видели ли те девочку. К тому моменту они уже обратились в милицию — оперативники стали прочесывать лес метр за метром. «Товарищи мужа по бригаде тоже подключились к поискам, — вспоминает Галина Кукош. — До последнего все надеялись…»

Наташину курточку нашли в одном уголке лесопарка. А ее труп — в другом. Напавший на нее человек, сделало вывод следствие, сдавливал ей нос и рот, а потом задушил, накинув на шею удавку. Может, шнурок, может, проводок, может, что­то еще. Смерть наступила, сказано в экспертном заключении, «от острого расстройства дыхания и мозгового кровообращения в результате механической асфиксии при удавлении».

Изнасилована Наташа не была. Родители убеждены, что злоумышленник просто не успел это сделать — слишком быстро задушил: «Она наверняка сопротивлялась, он применил силу, а много ли надо для 12­летнего ребенка?»

С женской сумкой за пазухой

В тот же вечер, но только позднее, в районе кафе «Березка» произошло еще одно происшествие, которому вначале оперативники значения не придали. А когда утром узнали об убийстве девочки, сложив одно с другим, схватились за головы. А было вот что.

…Примерно около десяти часов вечера внимание проезжавшего милицейского патруля привлек подозрительного вида мужчина: нетрезвый, неопрятный, взбудораженный, поцарапанный. Когда его остановили, он прятал что-­то за пазухой. Оказалось — женскую сумку. Чью?

— Жены, — ответил задержанный.

Правда, пояснить, что в ней, не смог. Документов при нем тоже не оказалось. Его посадили на заднее сиденье милицейской машины и повезли в райотдел.

— День спустя, когда эту машину обыскивали, в щели между сиденьями нашли Наташин телефон, — рассказывает Галина Кукош. — А ее шапочка была обнаружена на полу в райотделе: там металлическая лестница с проемами, в них легко можно сбросить то, от чего хочешь избавиться.

Задержанным оказался 45­-летний водитель Виктор Старченко, по случаю субботы выпивавший с друзьями в кафе «Березка». Пили водку, пиво. Старченко, свидетельствовал один из участников застолья, ушел раньше других, поскольку торопился к теще на день рождения: ему звонила, напоминая об этом, жена. Но он перед уходом, продолжал свидетель, успел даже лезгинку станцевать по просьбе друзей. Ушел из «Березки» около девяти вечера, а задержали его с чужой сумкой, напомним, в районе десяти. Где был в этот промежуток времени?

…Но в тот вечер милиционеры еще ничего не знали об убийстве девочки — и не были соответствующим образом насторожены. А Старченко, пока с ним разбирались, успел позвонить жене. Та приехала в райотдел с его документами и взятым в качестве подмоги знакомым работником милиции. Он убедил коллег отпустить задержанного домой. Ему вняли — по­свойски. Старченко отбыл в сопровождении супруги и ходатая.

— А уже после их ухода, — пересказывает Галина многократно обсуждавшиеся в судебных заседаниях подробности, — дежурный милиционер увидел на подоконнике вроде как забытую Старченко сумку (тот ведь утверждал, что она принадлежит жене). Кинулся им вслед покричать, а те уже уехали: сумка осталась в райотделе. А утром, когда стало известно об убийстве Наташи, все вспомнили и о ночном задержанном, и о сумке. Она оказалась Наташиной. Старченко потом стал говорить, что, мол, нашел ее. Но ведь при обыске у него нашли также Наташин плеер, который она всегда носила в специальном чехольчике пристегнутым: его нельзя было уронить, потерять, а можно было только снять с тела, отстегнув, приложив усилия…

Вся ли правда?  

Второй раз Старченко задержали у него дома лишь на следующий день. За прошедшие сутки он, естественно, мог смыть с себя любые подозрительные следы (фрагменты кожи, например), если те на нем оставались. Но даже самым умелым, как показывает практика, не все бывает подвластно…

— Следствие проделало огромную работу, собирая подтверждающие вину Старченко доказательства, было проведено множество экспертиз, – говорит прокурор Михаил Пономарев, выступающий в суде гос­обвинителем. — Старченко утверждал, что у него не было никакого контакта с девочкой, но на его одежде найдены микрочастицы меховой опушки Наташиной курточки, а на ее одежде — кошачьи шерстинки (Старченко держит в доме кота — вещи там все в шерсти). На телефоне девочки обнаружены отпечатки его пальцев, а на изъятом во время обыска плеере — следы его ДНК.

…Уголовное дело по обвинению Старченко в убийстве 12-­летней девочки с целью ограбления (ему инкриминируется именно это — ст. 105, 162; хотя Наташины родители не считают ограбление основным мотивом — ведь на теле мертвой девочки остались неснятыми два золотых кольца, злоумышленник почему-­то на них не покусился) слушается уже в третий раз.

Дважды коллегии присяжных заседателей (Старченко настоял на такой форме) выносили по нему оправдательные вердикты. И оба раза Верховный Суд по кассации гособвинения ОТМЕНЯЛ их, направляя дело на новое рассмотрение.

— Я не знаю, как можно судьбу дела об УБИЙСТВЕ РЕБЕНКА доверять присяжным — не профессионалам, людям с улицы! — недоумевает Галина. — Столько подробностей, столько терминов — видно, что некоторым присяжным они просто незнакомы. На кого­то можно эмоционально воздействовать (во время первого суда адвокат Старченко особо напирал, что Наташу, мол, все равно не вернешь, так зачем же… и т.д.), кого-­то —  запугать, кто-­то устает от долгих дебатов и откровенно дремлет (и такое бывало). Старченко, изворачиваясь, стал теперь говорить, что, дескать, милиционеры засовывали его руки в сумку, терли одежду — о Наташину. Да как такое могло быть, если снятые с мертвой Наташеньки вещи сразу же были упакованы, опечатаны и отправлены на экспертизу, а его арестовывали день спустя? 

Кое­кем из местных журналистов тоже была размещена в сети информация, что якобы к Старченко в милиции применялись недозволенные методы, а единственная причина, по которой за него зацепились, — то, что двадцать лет назад он уже привлекался к уголовной ответственности. Произнесено это скороговоркой, мимоходом, деликатно…

Но тогда уж, господа, давайте говорить всю правду: за что и почему привлекался Старченко в 1989 году? Внесем ясность. За изнасилование 16­летней девушки.

Отцу убитой Наташи Кукош следователь давал для ознакомления то старое уголовное дело — у него волосы дыбом встали, он потом говорил жене, что просто не представляет, как та девушка осталась жива…

— Тогда, в 1989­м, Старченко в районе все того же 2­го поселка Орд­жоникидзе, возвращаясь вечером с пьянки­гулянки и пребывая в алкогольном опьянении, — рассказал корреспонденту “НВ” сотрудник облпрокуратуры, — подошел сзади к 16­летней девушке, затащил насильно в рощу, избил и изнасиловал. Жена (та же самая, что в ночь убийства Наташи Кукош забирала задержанного Старченко из милиции, — Л.К.) проходила по тому уголовному делу как основной свидетель, поскольку сама отмывала его брюки от крови, спермы. Старченко был тогда осужден на шесть лет строгого режима, но освободился досрочно…

Парадокс, но обсуждать с присяжными подробности уголовного прошлого подсудимого нельзя – те должны исходить не из сведений о его личности, а только из голых фактов. Но ведь если не знать подоплеки, можно упустить существенное. Не исключено, что будь суды присяжных во времена процесса над Чикатило, тот вполне мог бы потребовать себе такую форму судопроизводства, а что было бы дальше — кто знает.

В истории есть тому примеры: с легендарным дореволюционным адвокатом Плевако, околдовывавшим присяжных своими яркими речами и всегда добивавшимся нужного ему результата; с начинающей революционеркой Верой Засулич, оправданной присяжными за попытку убийства царского чиновника. В наши дни у юристов­профессионалов по поводу вердиктов присяжных тоже бывает масса вопросов, непонимания, недоумения, а то и возмущения. Их приговоры порой не поддаются никакой логике.

Много лет проработавшая начальником отдела гособвинителей облпрокуратуры старший советник юстиции Т.Буланова приводила корреспонденту «НВ» примеры из своей практики. Вот хотя бы такой. Двоих членов преступной группы профессиональный суд (то есть без присяжных) приговорил за убийство к тринадцати с половиной годам; а третий участник злодеяния сбежал. Когда же был пойман, то потребовал себе суда присяжных. И что? "Судьи из народа" раз за разом (!) все оправдывали и оправдывали его за то же самое преступление, за которое уже вовсю "мотали срок" его подельники.

…Осиротевшие Наташины родители готовы к любому развитию событий, но сдаваться не собираются.

— Муж предлагает: поедем в Москву, там есть организации по защите детей, попросим их о помощи, — говорит Галина. — Понадобится — обратимся в международный суд, ни перед чем не остановимся. А иначе как жить дальше?! Мы обязаны идти до конца — ради Наташеньки, которой теперь с нами нет. 

Предыдущие комментарии

11 марта 2011 | 00:00 анюта 
Нашу Наташку мы будем помнить вечно!!!
цитировать
01 декабря 2010 | 00:00 Ganna 
Узнав о смерти Наташи я испытала шок!Эта девочка занималась в Доме Культуры х.Ажинов. Я , до отъезда, работала художественным руководителем в этом клубе. Наталья была всегда жизнерадостным, добрым, понимающим людей ребенком. Старалась быть всегда и во всем лучшей. Хотела в будущем стать знаменитой артисткой. Без нее не проходил ни один праздник в клубе.Мы все соболезнуем родным Наташи. Рано или поздно справедливость восторжествует! И эта мразь ответит за все!
цитировать
01 декабря 2010 | 00:00 Ganna 
<Q mashunja>Если он даже и отмазался от суда житья ему никто нидаст. Если его еще н
еубили!!!!!!!!!!!!!!!</Q>
цитировать
30 ноября 2010 | 00:00 mashunja 
Вот козел чтоб он  здох убить его мало .Таких на растрел отпровлять  надо .
цитировать
30 ноября 2010 | 00:00 mashunja 
Если он даже и отмазался от суда житья ему никто нидаст. Если его еще ниубили!!!!!!!!!!!!!!!
цитировать
19 марта 2010 | 00:00 anna141219941 
Справедливость ВОСТОРЖЕСТВОВАЛА! Таких уродов, как Старченко нужно истреблять. Я была на всех заседаниях первого суда, действительно недалекость присяжных просто поразила. В основной состав присяжных вошли все женщины, девять из них решили, что эта мразь не виновата. Хотя улик было предостаточно. Судить должны СУДЬИ , а не тетки с " округи", которые посмотрели на этого " бедного" мужичонку и им его стало жалко, а родителей девочки ещё обвинили в том, что без присмотра её отправили в Ростов.Ни слёзы матери , ни горе отца их не взяли за душу, зато слезы гражданской жены Старченко произвели впечатление. Глубокое соболезнование родителям Наташи.
цитировать
Комментарии читателей
(Вход для анонимных комментаторов обозначен зеленой иконкой) Не публикуются комментарии, содержащие ненормативную лексику, ссылки на сторонние ресурсы, сообщения рекламного характера или противоречащие законодательству РФ. Лучшие комментарии могут быть опубликованы в газете.
Новые публикации

Также в рубрике
Вооружен, опасен и ...болен
Житель Ростова, обвиняемый в убийстве и покушении на убийство, вскоре предстанет перед судом. Ожидается, что он будет направлен на принудительное лече...
Полицейские работали костоломами
Сотрудники СКР по РО возбудили уголовное дело в отношении двух бывших полицейских из Морозовска, обвиняемых в превышении должностных полномочий.
Два убийства – два преступника
Сотрудники СК РФ по РО продолжают расследование убийства 24-летней Маргариты Кузьминовой, погибшей в октябре нынешнего года в ЖК «Суворовский» в Росто...