Экология / №277 от 22 Июля 2011 г.

Кому выгодно?


поделиться
ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru
…Когда автобус с журналистами подъехал к воротам Миллеровского крахмало­паточного комбината «Амилко», его сразу же взяла в кольцо возбужденная толпа людей с плакатом: «Амилко» — нет!», «Город — не газовая камера», «Мы хотим дышать чистым воздухом».

А напротив, за воротами комбината, — другой пикет. Работники «Амилко» встретили журналистов со своими транспарантами: «Дайте спокойно работать трудовому коллективу», «Руки прочь от отечественного предприятия», «Право на труд — залог настоящей свободы» и т.д.

— Мы тоже живем в этом городе, не надо сочинять про нас сказки, выдумывать дикие истории, что тут кто­то, мол, «растворился в патоке», «отравился», «задохнулся» и т.д., — говорили в мегафон «амилковцы». — Средняя зарплата на комбинате — 19 тысяч: намного выше, чем по району. Благодаря появившимся здесь рабочим местам молодежь перестала уезжать из Миллерово… 

Из­за чего конфликт? Пикетчики с наружной стороны ворот обвиняли «Амилко» в нарушении экологии — неприятных запахах, крайнем загрязнении речки Глубокой.

А работники «Амилко» утверждали, что речку Глубокую здесь  всегда называли Вонючкой, она загублена давно (поскольку дышащий на ладан местный «Водоканал» сбрасывает сюда все стоки), а истерия по части запахов сильно преувеличена. Да и вообще, комбинат сделался разменной картой в чужих политических играх: «Одни рвутся к власти, а другие превращены в заложников!».

А казалось — идеальное место… 

ООО «Амилко» функционирует в Миллерово с 2009 года. Раньше на этом месте был завод по производству цельного молока, в эпоху девяностых обанкротившийся и разрушившийся. На его развалинах и было заново отстроено сегодняшнее современное производство, способное перерабатывать в сутки 300 тонн кукурузы и выдавать в месяц 6 тысяч тонн продукции. Это патока, используемая в кондитерском производстве. И продукты переработки кукурузы — глютен, кукурузный зародыш, идущие на комбикорма.

— Миллеровский район был выбран в качестве инвестиционной площадки из­за его идеального расположения, — говорили на пресс­-конференции руководители предприятия. — Все — рядом: кукурузные поля, фермерские хозяйства. И сельхозпроизводителям мы тоже выгодны: они могут сдавать выращенный урожай на переработку. 

…Управляющий директор «Амилко» Евгений Гладышев ведет нас  по предприятию, показывая, как происходит вымачивание кукурузы, дробление, сушка. В цехах — «навороченная» автоматика европейского уровня, людей не видно. «А где ж работники?» — спрашиваем, зная, что на комбинате трудятся 386 человек. Основными процессами, объясняет Е.Гладышев, управляют операторы, остальные — во вспомогательном производстве. Можно было бы, добавляет он, и вполовину меньшим составом управляться, но хотелось создать миллеровцам рабочие места.

Проходим к очистным сооружениям на территории комбината, откуда стоки поступают на местный «Водоканал». Е.Гладышев признается, что сделаны они с отступлениями от проекта. Размещены не в помещении, как планировалось, а снаружи. «Эти — лучше», — считают на предприятии. Однако отступление «амилковцев» от проекта стало поводом для утверждений, что это доконало «Водоканал», а с ним и речку Глубокую.

Расстаться с «Водоканалом»?

— Вот публикации в местной прессе за 1991-­й, 2003-­й годы, — показали на пресс­конференции Е.Гладышев, гендиректор «Амилко» А.Кукаркин, начальник службы качества комбината Н.Шеховцова. — Еще тогда писалось, что река Глубокая крайне загрязнена, в ней дохнет рыба. Сбросы промпредприятий плюс жители близлежащих домов «приложили руки»: протягивали к реке сливные трубы и спускали всю грязь.

На долю «Амилко» приходится 11% спускаемых стоков, ежемесячно он платит «Водоканалу» по 500 тысяч рублей. Однако «Водоканал» — в катастрофическом состоянии (на восстановление, по расчетам района, потребуется около 400 млн рублей) и не способен пропускать через себя всю массу стоков. Не только с «Амилко», но и со всех остальных — маслоэкстрационного завода «Астон», хлебокомбината, жилкоммунхоза и т.д. Чтобы как­то спасти положение, решено было перераспределить нагрузку по всем пользователям: пусть предварительно очищают воду у себя и лишь потом сбрасывают в «Водоканал». А нормы очистки устанавливаются… районным собранием депутатов. К «Амилко» сразу были предъявлены очень высокие требования. 

— Мы решили вообще уйти от «Водоканала», создав свои пруды биологической очистки, куда можно было бы спускать стоки, — продолжают Е.Гладышев и А.Кукаркин. — Стали просить для этого землю в аренду. Процесс согласований растянулся на десять месяцев, до сих пор вопрос еще не решен. Нас постоянно клюют по поводу «Водоканала», но отпускать не хотят, мы — выгодны. Еще бы — такой плательщик уйдет.

«Я предупреждал!» 

— Скажите, Владимир Александрович, — обращаюсь к главе Миллеровского района В.Горшколепову, — ведь, по идее, вы должны быть заинтересованы в «Амилко», который дает району новые рабочие места, платит налоги в бюджет…

— Совершенно верно, — говорит он. — Никто не против «Амилко», наоборот — мы очень заинтересованы в таких инвесторах. Однако экологическая проблема есть, и ее надо решать. Согласно прошедшему госэкспертизу проекту, на «Амилко» должны быть локальные очистные сооружения — а их там сейчас нет! Те, что сделаны (не проектные), — совершенно не приспособлены для очистки сточных вод. Поэтому у них происходят залповые ночные сбросы. И даже если «Амилко» пойдет по пути создания прудов-­накопителей, ему все равно придется создавать у себя локальные очистные сооружения. Однако это все — проблемы решаемые. Так же, как и установка фильтров для нейтрализации запахов, из­за чего народ возмущается. Вы не представляете, как мне за них достается на митингах и пикетах, чего только в мой адрес не звучит. Поэтому я не раз предупреждал руководителей «Амилко» — у вас будут сложности, люди накалены…

— Но они накалены как­то искусственно, — уточняю я. 

— Правильно, — подтверждает глава района. — Давайте честно скажем: митинги инициированы Н.Семеньковым, А.Бабушкиным (первый — бизнесмен, директор ООО «Каскад», выращивающего грибы; второй — предшественник В.Горшколепова на посту главы района, бывший руководитель маслоэкстрационного завода, ныне — депутат районного собрания. — Л.К.). Они преследуют свои политические цели. Семеньков подталкивает Бабушкина, хотя именно в его бытность очистные сооружения пришли в негодность…

Кому выгодно?  

— Вы ссылаетесь на акт Росприроднадзора ЮФО с перечисленными в нем нарушениями со стороны «Амилко», — спрашиваю в разговоре Н.Семенькова, руководителя инициативной группы, выступающей против «Амилко». — Но ведь там — не менее серьезные претензии и к «Астону»: почему ж вы по его­то поводу не возмущаетесь?

В ответ Николай Петрович говорит мне что­то про фазанов и ондатр, якобы встречаемых им возле «Астона». Прервав его, спрашиваю, правда ли, что на пикет возле «Амилко» он вывел работников своего предприятия в полном составе.

— Они если там и были, то один или два — у нас есть съемка, можете посмотреть, — говорит он. И тут же: — Не идентифицируйте меня с Бабушкиным: он занимается политикой, а я — экологией. У меня самый крупный в России комплекс по выращиванию грибов­вешенки. А если кто­то говорит, что от него якобы грибные споры распространяются, то это глупость, — неожиданно завершает он.

«Семеньков, — читаю на форуме жителей Миллерово, — когда уберешь свалку, которую устроил не на своей земле?!» Фотографию этой свалки нам показали и на пресс­конференции «Амилко» в качестве подтверждения, как «печется» об охране природы активист­эколог. 

Подведем черту — что же в «сухом остатке»? Нарушения со стороны «Амилко» действительно есть, что подтверждает акт Росприроднадзора. Но это все — прав глава района! — проблемы решаемые, они вполне по силам предприятию. Если не усугублять дело срежиссированными акциями протеста, от которых жителям — никакой пользы. А «бонусы»­то достаются организаторам-­заводилам, имеющим свои цели.

«Амилко» планировал расширять производство в Ростовской области, построить тут элеватор, завод по производству фруктозы. Но сейчас все зависло в воздухе. Кто выиграет, если «Амилко», устав от агрессии в свой адрес, уйдет из Ростовской области в Липецкую? Такой вариант не исключен. Кому тогда станет легче? Оставшимся без работы, снова вынужденным мотаться «по вахтам» миллеровцам? Районному бюджету? 

P.S. Как сообщили вчера из Следственного управления  Следственного комитета РФ по Ростовской области, 14 июля было возбуждено уголовное дело по факту загрязнения реки Глубокой. Однако на следующий день Ростовский межрайонный природоохранный прокурор отменил это постановление. Сейчас решение природоохранного прокурора обжаловано в прокуратуру области.

Комментарии читателей
(Вход для анонимных комментаторов обозначен зеленой иконкой) Не публикуются комментарии, содержащие ненормативную лексику, ссылки на сторонние ресурсы, сообщения рекламного характера или противоречащие законодательству РФ. Лучшие комментарии могут быть опубликованы в газете.
Новые публикации

Также в рубрике
Эх, дубинушка, ухнем!..
70 лет назад, в октябре сорок восьмого года, начались высадки государственных лесополос. Это был грандиозный план лесомелиоративных работ. Он предусма...
Большие города и малые реки
В Ростове прошел первый межрегиональный общественный форум «Малые реки в больших городах: эволюция сосуществования». В центре внимания участников меро...
Студенты ЮФУ искали… радионуклиды вокруг РоАЭС
Экологический десант студентов и преподавателей Южного Федерального университета под руководством  заведующей лабораторией радиоэкологических исс...
Связь тарифа со свалкой
После того как будут построены отходоперерабатывающие комплексы, свалки исчезнут. Но при этом вырастут тарифы на уборку мусора
Бабочки уже тут
Ростовские энтомологи нашли способ, как победить американскую бабочку без химии