Экология / №314 от 17 Августа 2011 г.

Вниз по «мертвой реке»


поделиться
ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru
О тяжелой экологической ситуации в Миллеровском районе, о митингах сторонников и противников завода «Амилко» мы писали в материале «Кому выгодно?» (№277-279 от 22 июля). Сегодня — продолжение темы. Встречи с теми, кто живет на реке Глубокой.

Зона поражения

Заезжаем на территорию Донецкого сельскохозяйственного техникума, которая еще пару лет назад считалась зоной отдыха. Но зоны отдыха больше не существует: от реки Глубокой поднимается невообразимая вонь. Когда проезжали по мостику, пришлось срочно закрывать окна в автомобиле. Пение птиц над рекой еще раздается, но дышать там уже нечем.

В одном из дворов микрорайона за столом группа пенсионеров мирно играла в карты.

Решив не «будировать» больную тему, начала, как мне казалось, издалека. Спросила: какая, на их взгляд, главная проблема в Миллерово?

— Вы с нами поиграйте немного в карты и поймете! С одной стороны ветер подует — «Амилко» душит. С другой стороны 1 с очистных сооружений вонь идет, — поведали бывшие преподаватели техникума. И еще добавили: если ситуация не изменится, родители перестанут сюда детей на учебу посылать.

Следующая «точка» — хутор Банниково-Александровский, расположенный в 11 километрах от Миллерово по течению Глубокой. Надо сказать, что хутор этот был до недавнего времени очень желанным местом для переселенцев. Город рядом: кто работу себе там подыскивал, а кто — на рынке торговал овощами, молоком, птицей. Короче — сам кормился со своего подворья и горожан кормил. Ранним вечером из окна автомобиля хутор ничем от подобных ему не отличался, даже у одного из домов на лавочке по сельскому обычаю собрался народ на посиделки. Спросила, с кем могу поговорить о проблемах хутора. Люди хором, не сговариваясь, указали на дом, стоящий напротив: «Тамара Николаевна Беспалова вам все про наши проблемы расскажет. А мы — под каждым ее словом подпишемся».

Самая активная из сидящих тут же набрала номер телефона соседки и сказала: к тебе приехали про «катастрофу» разговаривать!

— Спасайте нас! Поднимайте эту тему! С ноября 2009 года жизни нам нет, — с такими словами вышла со двора коренная жительница хутора.

Не успели мы с ней и двух слов друг другу сказать, как со всех сторон к нам народ потянулся. Через пятнадцать минут перед двором Беспаловой начался самый настоящий сход граждан: с дальних улиц подъезжали на машинах, другие тянулись пешком. Примчалась детвора, примостилась на поваленном дереве. Пришла молодежь, которая еще осталась в хуторе, и даже одна из его старожилов, которой за восемьдесят — Юлия Ивановна Ганоченко.

Я для себя отметила первый и очень важный для журналиста фактор: практически никто своих имен-фамилий не скрывает и за спины соседей не прячется.

Невыдуманные истории

Ира Демидова приехала к бабушке на каникулы из Краснодарского края. Первым делом побежала на речку, которую не видела два года. Пришла оттуда очень расстроенная.

— Я эту речку помню с детства: мы по ней бродили целыми днями, купались, ловили там рыбу. А теперь за поворот заходишь — и все: запах такой, что плохо становится. Там ничего живого не осталось.

Хуторянки Юля Борисова и Олеся Колесникова говорят, что к реке просто страшно подойти.

— Мы — заложники, — считает Валентина Васильевна Шкурындина, жительница улицы Речной, ближней к Глубочке, отчего ее жители страдают от запаха гнили ежечасно, ежеминутно. — Но этого мало. По утрам и вечерам такое ощущение, что мы живем в газовой камере. Нашей бабушке 89 лет, так на улицу мы не можем ее вывести. У самих краснеют глаза, щиплет носоглотку, насморк непроходящий одолевает. Многие уже просто потеряли обоняние. Наверное, организм так защищается… Препараты от аллергии стали обязательными почти в каждом дворе.

— Уже безошибочно  различаем происхождение запахов: когда от городской канализации, когда «технологические», послания от «Амилко» пахнут прелой кукурузой, сразу вызывают у детей рвотный рефлекс.

Владимир Александрович Ломакин с нижней улицы привез кусок какого-то металла, объяснил: «Это — медь, она должна быть зеленой. Но лежал кабель на улице и после выбросов стал черным. У соседа новый забор из металлического профиля, поставленный весной, весь сгнил».

— У моей жены просто истерика начинается, когда происходит очередной выброс в атмосферу, — говорит Владимир Александрович. — Мы ведь сюда в 2000 году переехали, у нас был хороший дом в Волошино, в нескольких десятках километров отсюда, все хозпостройки. Продал его, переехал ближе к городу, чтобы не только хозяйством заниматься, но и чтоб работа была. Место — отличное: речка, рыбалка, огород. В купленный дом деньги вложили приличные. А теперь куда деваться?

В речке скот поить нельзя, теперь из 60 коров в хуторе одна осталась, огороды поливать из речки тоже нельзя. Мало того — специфический запах появился и в колодцах. 

В сравнении с тем, что люди теряют здоровье, потери в огороде — сущие пустяки. Но ведь с огородов, со своего подворья люди кормились годами. Теперь на базаре, кто понимает, спрашивает, откуда огурцы. Скажешь, что из хутора Банниково-Александровского — не берут! А врать — тоже не выход. Тамара Николаевна Беспалова по профессии агроном и потому оценить, что происходит в садах и огородах односельчан, может профессионально.

— После дождя картошка вся пожухла, деревья пропадают, куда облачко выброса упадет — все сохнет: яблоньки молодые, груши, кусты смородины и крыжовника.

Недавно жители хутора — и старые и малые — собрались и записали на видеокамеру послание президенту Медведеву. Где рассказали обо всех своих бедах, написали, что хотят, чтобы ребятишки здоровыми выросли, и просто дышать свежим воздухом. Кто бы знал, какое это счастье…

Красоте недолго осталось…

Пока люди выговорились, наплакались — почти стемнело. Но решила поехать к реке. По пути, буквально через двести метров, за поворотом, когда уже от знакомого запаха надо было закрывать в машине окна, увидела целую компанию старушек на лавочке. Подошла.

— А как же вы сидите и дышите?

— Так и в хате не продохнуть, куда ж деваться? Мы теперь — как мутанты.

Они еще и шутят!

На берегу, если потерять обоняние, можно было бы и красоте удивиться. Деревья все еще склоняются над рекой, как будто не верят, что она уже умерла. Да и им самим недолго осталось.

Владимир Ломакин спустился к реке, зачерпнул ведерком черную жижу.

— Смотрите, это же не вода! Разве в этом растворе что-то есть  живое?

Мне стало интересно, сколько времени можно выдержать в этой атмосфере с непривычки? Оказалось, не больше пятнадцати минут. Мы уехали, а люди остались.

Телега впереди лошади

Конечно, чтобы установить, какие предприятия Миллерово больше вредных веществ сбросили Водоканалу и каким образом была угроблена река, потребуются определенные усилия. Но в ситуации с заводом «Амилко» возникает очень много «отдельно стоящих» вопросов. Чтобы на них ответить, необходимо вернуться к точке отсчета, к тому самому моменту, когда «Амилко» заключал договор с Водоканалом или когда получал разрешение на «пуско-наладочные работы», которые растянулись на два года  и при которых производство дошло до проектного уровня. Никаких промышленных выбросов, не соответствующих заданным параметрам, городские очистные сооружения не должны принимать, в каком бы состоянии они ни находились! Хоть в ветхом и непригодном, хоть после полной реконструкции и обновления. Потому что загрязненные промышленные стоки обычным очистным сооружениям не по зубам. И встает вопрос: как получилось, что комбинат смог заключить договор с Водоканалом без запуска собственных, причем соответствующих его мощностям, очистных сооружений? Почему никто из тех, кто подписал договор и работал над ним со стороны Водоканала, не изучил, в каком состоянии находятся аналогичные производства в других областях России? Каким образом там происходит сброс отходов?

Почему за два года никто не подсчитал, в какую копейку выльются государству издержки по ликвидации наступивших последствий? Почему действующее производство, хотя официально его  никто так и не запускал, ни разу не оштрафовали за нарушения — превышение предельно допустимых концентраций сбросов?

Предыдущие комментарии

24 августа 2011 | 00:00 нарсеева 
Автору "Одни вопросы": Нельзя объять необъятное. Каждая дорога начинается с первого шага.НН
цитировать
24 августа 2011 | 00:00 Житель М Дмитрий 
Вы знаете, все всё красиво рассказывают и людей жалко, если бы не одно НО - ПОЧЕМУ ВСЕ СТРЕЛКИ ПЕРЕВОДЯТ НА АМИЛКО???? Я проезжаю мимо Астона- рапсом прет до тошноты, однако за него все молчат. Сельмаш занимается оцинковкой -вот превышения по цинку, НО ОПЯТЬ ТИШИНА!!! А как глава использовал в своей предвыборной, то что привлек сюда инвестора -Амилко???? А потом также много и часто их обвинял, а про АСТОН опять тишина. СТРЕЛОЧНИКИ- вот кто местная власть!
цитировать
24 августа 2011 | 00:00 Владислав 
на самом деле ситуация с астоном ещё намного хуже,объёмы выбросов там в разы больше чем на том же амилко, и вонь практически в центре города нереальная,но это же астон......................
цитировать
23 августа 2011 | 00:00 еще один житель 
месяц прошел - газета увидела ситуацию с другой стороны! слава богу!

вот всего лишь что значит приехал на место не ангажированный корреспондент, а другой.......

по собственной воле или по заданию редакции, а не по приглашению и за коврижки смердящего производства..................
цитировать
23 августа 2011 | 00:00 Одни вопросы! 
Где авторы, способные на достойный развернутый материал?! Журналисты, вас же этому обучали! Я сам родился в миллерово, моя мама там живет и я постоянно читаю о проблеме города. Но кроме переписанных воплей жителей "мы умираем от амилко" ничего нет!! А ведь мы хотим знать объективную информацию, а не то что "одна баба казала". Почему автор этого материала не поехала на водоканал, на амилко, на другие предприятия города, не взяла интервью у главы?!  Ведь это же получилась не статья, а школьное изложение!!! Она задает вопросы в конце статьи, на которые могла получить ответы и рассказать читателям! Я вот искренне хочу узнать, почему же водоканал не судиться с комбинатом? Знаю из прессы, что Астон увеличил мощности в прошлом году - как там с очисткой? И самое главное- если выбросы в атмосферу действительно ядовитые, то почему все эти президентские, губернаторские и прокурорские проверки года не подтвердили это!!!!!!! Напишите наконец объективную статью!
цитировать
22 августа 2011 | 00:00 житель МИЛЛЕРОВО 
Всё правда!!! Спасибо!!!
цитировать
19 августа 2011 | 00:00 микрорайон№5 Татьяна 
Спасибо за правду о нашей жизни. Низкий поклон за смелость и честность.
цитировать
Комментарии читателей
(Вход для анонимных комментаторов обозначен зеленой иконкой) Не публикуются комментарии, содержащие ненормативную лексику, ссылки на сторонние ресурсы, сообщения рекламного характера или противоречащие законодательству РФ. Лучшие комментарии могут быть опубликованы в газете.
Новые публикации

Также в рубрике
Эх, дубинушка, ухнем!..
70 лет назад, в октябре сорок восьмого года, начались высадки государственных лесополос. Это был грандиозный план лесомелиоративных работ. Он предусма...
Большие города и малые реки
В Ростове прошел первый межрегиональный общественный форум «Малые реки в больших городах: эволюция сосуществования». В центре внимания участников меро...
Студенты ЮФУ искали… радионуклиды вокруг РоАЭС
Экологический десант студентов и преподавателей Южного Федерального университета под руководством  заведующей лабораторией радиоэкологических исс...
Связь тарифа со свалкой
После того как будут построены отходоперерабатывающие комплексы, свалки исчезнут. Но при этом вырастут тарифы на уборку мусора
Бабочки уже тут
Ростовские энтомологи нашли способ, как победить американскую бабочку без химии