Наша Победа / №112 от 14 Апреля 2010 г.

«Война гуляет по России, а мы — такие молодые…»


поделиться
ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru
Филипп Алексеевич КОНКИН, 1926 г.р., был призван в 1943 г., награжден орденом «Великой Отечественной войны» второй степени, медалями «За боевые заслуги», «За Победу над Японией».

— Когда началась война, меня, 15-летнего мальчишку, сельский совет мобилизовал на сельхозработы. Вначале по всем хуторам развозил повестки, потом из одного района в другой, гнал скот из Украины за Волгу, затем рыл окопы, проходил ускоренный курс боевой подготовки. И как все мальчишки того времени, мечтал попасть на фронт.

Это случилось в конце 43-го. Меня призвали на Дальний Восток в 246-й стрелковый полк, а спустя месяц присвоили звание ефрейтора. В то время многих «стариков» — 25-летних моряков — снимали с кораблей и направляли на Балтийских флот. А поскольку я был признан годным к службе на флоте, попал на эсминец «Редкий» в качестве палубного артиллериста. На корабле были установлены 135-миллиметровые пушки, каждый снаряд весил до 35 килограммов. Как-то попали в шторм, дело было зимой. Корабль кидало из стороны в сторону, заливало водой, лед на палубе был высотой с метр, многим морякам становилось плохо от качки, служили ведь, в основном, 17-18-летние ребята, большинство и моря-то никогда не видели. Но даже в шторм надо было находиться рядом с пушкой. Чтоб водой не смыло, пришлось привязывать себя к орудию. Опыта у нас поначалу было маловато, но спасибо нашим учителям — старшим товарищам, которые еще на суше учили, как справляться с боевыми задачами. И все же, несмотря на боевую обстановку, находилось время и для шуток. Первое время моряки, успевшие отслужить на корабле год-полтора, посылали кого-нибудь из нас за обедом на клотик и чтоб еще прихватил жареный контрофорс. И вот бегает салага по эсминцу — клотик ищет. А клотик — самая высокая точка корабля. Контрофорс — перемычка звена цепи якоря…

На корабле нас было около трехсот моряков — одна дружная команда. В 45-м началась война с Японией. Нас направили уничтожать береговую оборону противника. Снаряды сыпались с двух сторон. Грохот стоял страшный. Но никакой паники на корабле не было. Конечно, было бы обидно, если бы в наш эсминец попал снаряд и мы погибли. Но мы верили, что разобьем врага. Знали, что Германия капитулировала. Наступила Победа. Это придавало уверенности. После разгрома японской армии пришел приказ не выпускать большие корабли в море, где они могли подорваться на минах. Под «сокращение» попал и наш эсминец. Нас собрал командующий, сказал, что формируется морской десант. Спросил: «Кто хочет служить в морском десанте, шаг вперед». Шагнули все моряки корабля. Но пока нас готовили, война с Японией закончилась.

Дальнейшую службу я проходил уже в штабе Петропавловск-Камчатской военно-морской базы. Но главные морские уроки прошел в войну, которая научила меня, как и моих товарищей, Стойкости, Мужеству, Чести.

Комментарии читателей
(Вход для анонимных комментаторов обозначен зеленой иконкой) Не публикуются комментарии, содержащие ненормативную лексику, ссылки на сторонние ресурсы, сообщения рекламного характера или противоречащие законодательству РФ. Лучшие комментарии могут быть опубликованы в газете.
Новые публикации

Также в рубрике
Для них окончится война
В Тацинском районе проведут перезахоронение героев-освободителей
Захар Окружко возвращается с войны 75 лет спустя
16 октября  в  10.00 на площади у Вечного огня в  ростовском сквере имени  Фрунзе  начнется  церемония прощания с  ...
Донские поисковики по следам Вязьменского котла
В межрегиональной  Вахте памяти на Смоленщине  приняли участие  бойцы  сводного отряда донского  клуба «Память-Поиск» (на фот...
Дорога домой – в 70 с лишним лет
На российско-украинской границе в Белгородской области поисковики из Харьковской области передали донским коллегам останки  двух советских бойцов...
На поклон к деду
В Зерноград  из Москвы  прибыли родственники героя-освободителя, почетного гражданина этого города   гвардии майора Григория Дьяко...