Наша Победа / №37 от 01 Февраля 2013 г.

Через семьдесят лет


поделиться
ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru
Ровно через семьдесят лет после гибели отца дочь смогла найти могилу родного человека — старшего лейтенанта Егора Фигурского, отдавшего жизнь при освобождении маленького хуторка Коныгина Усть-Донецкого района в январе сорок третьего года.

Жительнице Таганрога Любови Ивановой сегодня — семьдесят шесть. Она была совсем маленькой, когда отца провожали на фронт. Четырем дочерям и жене не суждено было обнять самого близкого человека после Великой Победы. На два года раньше получили они страшное известие о его гибели под незнакомым населенным пунктом, названия которого не было даже на карте.

Нет, хутор в действительности был. И за свободу его жителей 21 января сорок третьего года полегла почти целая рота советских бойцов — более восьмидесяти человек осталось лежать на заснеженных коныгинских склонах. Только при написании извещения о гибели политрука 72-го Гвардейского стрелкового полка 24-й Гвардейской стрелковой дивизии Егора Аникеевича Фигурского была допущена ошибка в названии хутора, и замена одной буквы стоила десятилетий поиска.

— Наверное, мы никогда бы и не узнали, где похоронен мой отец, — рассказывала Любовь Георгиевна. Здесь даже в отчестве дочери — расхождения, ведь Егор и Георгий в разных источниках — два одинаковых имени. Так когда-то и записали в свидетельстве о рождении маленькой Любаши: вместо «Егоровна» — «Георгиевна». — Большое спасибо добрым и неравнодушным людям. Это они нас нашли.

Погибшая рота

Неравнодушные люди, которых от всей души благодарила семья Ивановых, — это поисковики нашей области, которые давно ищут неизвестных героев. Один из них — учитель Раздорской школы Андрей Сердюков. Это он разыскал списки безвозвратных потерь личного состава частей 24-й стрелковой дивизии, освобождавших в январе сорок третьего территорию Усть-Донецкого и соседних районов от фашистских захватчиков.

Так вышло, что вместе с Андреем в восьмидесятые годы в Раздорской школе работал бывший житель хутора Коныгина Виктор Власов. Он и рассказал о событиях военных лет, ведь тогда Виктор был подростком, и многое врезалось в его детскую память.

От Власова узнал Андрей Николаевич и об одинокой могиле за хутором, в которой, по словам очевидцев, был похоронен местными жителями офицер Красной Армии, павший смертью храбрых 21 января сорок третьего года. Не мог увлеченный краеведением Сердюков просто пройти мимо неизвестной для потомков страницы в истории Великой Оте­чественной. И он стал посылать запросы, «листать» интернет-сайты. Встретился, конечно, и с жителями Коныгина, которые были очевидцами военных событий. Среди них — Ольга Ивановна Потатуева. В сорок третьем ей было семнадцать.

От Ольги Ивановны и других коныгинцев Андрей узнал подробности того трагического январского дня, когда под хутором разгорелся страшный бой, унесший жизни десятков советских солдат.

— Я помню, что бой начался вечером, — рассказывала Ольга Ивановна. — Стреляли в центре, в районе церкви и в виноградниках, на восточной окраине хутора. Помню еще, что убитые красноармейцы долго лежали в займище и на склонах бугров. Собирали и свозили погибших к братской могиле возле церкви.

На петлицах — три кубика

Тело старшего лейтенанта Ольга с матерью нашли весной. Не смогли донести до братской могилы в центре хутора, оттого и похоронили бойца на склоне и долгие годы ухаживали за могилкой. Потом взяли шефство над ней воспитанники Усть-Донецкого детского дома.

— На петлицах убитого было три кубика, — вспоминает Ольга Ивановна. — А еще мама говорила, что у него по найденным документам было четверо детей.

— В расстрелянной под Коныгиным роте было два старших лейтенанта. Командир и полит­рук, — говорил Сердюков. — Тело командира хуторяне похоронили в братской могиле. Значит, в той одиночной мог находиться только прах Егора Фигурского.

И тогда Андрей, зная, что Фигурский был родом из Неклиновского района, обратился к неклиновскому поисковику Ларисе Валуховой с просьбой о помощи.

Это было накануне новогодних праздников. Лариса позвонила в школу села, где до войны жил Егор Фигурский. Там вспомнили, что не так давно училась в школе девочка Катя с такой же фамилией. Лариса села за компьютер. Написала фамилию девочки в социальных сетях. Но Катя о Егоре Аникеевиче ничего не знала, зато поговорила о письме с бабушкой. А та оказалась дальней родственницей погибшего старшего лейтенанта и сказала, что дочь Фигурского теперь носит фамилию Иванова и живет в Таганроге.

— Вот такая удача! — рассказывает Лариса Николаевна.

Но это было лишь началом поисков. Пришлось Валуховой в праздничные дни засесть за телефонную книгу Таганрога и обзванивать всех абонентов с такой «редкой» фамилией. Результат, к сожалению, оказался нулевым. Помогли опять социальные сети, где Ларисе удалось отыскать старую телефонную базу. Там и нашла она необходимые сведения.

Спасибо за память

В один день — 21 января — на территории двух соседних районов — Семикаракорского и Усть-Донецкого — прошли митинги, посвященные 70-летию освобождения от немецко-фашистских захватчиков. Станицу Кочетовскую воины 24-й стрелковой дивизии заняли с небольшими потерями 20 января 1943 года. Егор Фигурский и многие бойцы 72-го полка остались тогда живы и готовились к штурму гитлеровцев, засевших в хуторке Коныгине. А на следующий день они вступили в неравный бой с фашистами.

На митинги, организованные районными и поселковыми администрациями, Усть-Донецким местным отделением ДОСААФ, собрались школьники и воспитанники Кочетовского и Усть-Донецкого детских домов, кадеты Шахтинского кадетского корпуса, члены поисковых клубов и представители общественных организаций, сотрудники краеведческих музеев, местные жители и духовенство.

В числе самых почетных гостей были, конечно, ветераны минувшей войны и родственники Егора Фигурского — дочь Любовь Георгиевна вместе с сыном, невесткой и внуком. Впервые за много лет они побывали на местах боев, где отдал жизнь их родной человек, и склонили головы над его могилой.

— Спасибо за память, — тихо повторяла женщина. — Спасибо всем…      

Предыдущие комментарии

28 февраля 2013 | 00:00 Елена Натальченко 
Какая замечательная статья! На фоне всех политических событий вокруг "русско-американских" детей так важно видеть то, что люди так трепетно относятся к истории своей и чужой семьи. Как важно осознать, что ты не одинок, что до тебя тоже жили, радовались, боролись люди... И не просто люди, а твои родные... Наверное, обрести потерянную историю своей семьи - это равносильно обретению себя, своей "потерянной" памяти... Как хочется, чтобы эта тема не иссякала. И разве может она иссякнуть? Спасибо автору!!!
цитировать
Комментарии читателей
(Вход для анонимных комментаторов обозначен зеленой иконкой) Не публикуются комментарии, содержащие ненормативную лексику, ссылки на сторонние ресурсы, сообщения рекламного характера или противоречащие законодательству РФ. Лучшие комментарии могут быть опубликованы в газете.
Новые публикации

Также в рубрике
Для них окончится война
В Тацинском районе проведут перезахоронение героев-освободителей
Захар Окружко возвращается с войны 75 лет спустя
16 октября  в  10.00 на площади у Вечного огня в  ростовском сквере имени  Фрунзе  начнется  церемония прощания с  ...
Донские поисковики по следам Вязьменского котла
В межрегиональной  Вахте памяти на Смоленщине  приняли участие  бойцы  сводного отряда донского  клуба «Память-Поиск» (на фот...
Дорога домой – в 70 с лишним лет
На российско-украинской границе в Белгородской области поисковики из Харьковской области передали донским коллегам останки  двух советских бойцов...
На поклон к деду
В Зерноград  из Москвы  прибыли родственники героя-освободителя, почетного гражданина этого города   гвардии майора Григория Дьяко...